Сияние жизни

Дорминес Сергей Анатольевич

Начиная "Манхэттенский проект", правительство США обнаружило, что аналогичные разработки в СССР, Японии и Третьем Райхе идут куда интенсивнее, чем предполагалось изначально. Было принято решение рискнуть и совершить прорыв, используя... Что они там использовали - непонятно до сих пор, но в конце декабря 1943 года Америка прекратила свое существование. Все группы, отправленные на исследование Северной Америки пропали вскоре после высадки на берег. Растерянные участники Мировой войны замерли, и как-то сами собой начались переговоры о мире. В 1945 году непримиримых врагов объединила еще одна угроза. С зараженного континента по океанам поплыли огромные хлопья живой мерзости, населенные жуткими калеками - мутантами. После их истребления были открыты Тихоокеанский и Атлантический фронты - укрепленные тонкие полоски отвоеванного североамериканского побережья, призванные сдерживать распространение заразы. Конец 50-х - эпоха атомных реакторов, нейрохирургии, задержавшегося джаза, моды на уничтоженную культуру США. 1958 год. База группы армий "NERV", Гавайи. Двое привилегированных "пилотов Микадо" ожидают своего первого броска на фронт войны с непостижимым врагом...

Ссылка на изначальную тему: http://www.evangelion-not-end.ru/Portal/index.php?showtopic=11589&st=0

ЧАСТЬ 1. БЕРЕГА АТОМНЫХ ЗЕМЕЛЬ

Глава 1

На советском полигоне испытания бомбы. Американцы

вычисляют мощность - выходит 20 мегатонн.

- Да зачем вам такая мощная? -

Глава 2

Холод лабораторного стола пронизывает даже сквозь комбинезон, заставляет до боли напрягать все суставы, сдерживать все тело в напрасных попытках не дрожать. Тьма контактного шлема отрезает от мира, но он знает, что это ненадолго. Что придет боль, и иглы сошьют сознание с реальностью напрямую, что он получит приказ - и сдвинется циклопический манипулятор, нажатый курок пошлет снаряд точно в мишень. Прозвучит команда - и изогнется сложная конструкция, которую учат воспринимать как собственный хребет.

- Икари?

- Да, доктор Акаги.

- Приготовься.

- Слушаюсь.

Глава 3

Открыв глаза, Синдзи не сразу сообразил, где он: стальные стены узкой комнаты, иллюминатор, усиленная дверь со скругленными краями... Отчаянно моргая спросонья, он почувствовал слабую вибрацию помещения и все вспомнил. Он на "Ясиме", флагмане флота "NERV". Бывший американский линкор "Висконсин", корабль, возглавивший огромный конвой, который вышел вчера из портов острова Гавайи и двинулся к берегам Атомных земель.

"Да уж, - зевнул Синдзи, вспоминая, - последний день в Хило оказался потерян. Даже с домом толком не простился". Он умылся, включил радио и снова упал на койку: торопиться, как всегда, было некуда. Серый потолок каюты, забранная в решетку лампа - тюрьма как есть. Икари прислушался: из динамика доносился канзас-джаз Каунта Бэйси, и Синдзи замер, привычно пытаясь вслушаться в причудливую мелодию, понять ее, проникнуть в ту крохотную среду, где она зародилась, одну среди прочих маленьких традиций сгинувшего континента... Лязгнул запор двери, и он лениво повернул голову, с трудом выдирая душу из цепких переливов музыки: озираясь, в каюту вошел Кенске и широко ухмыльнулся:

- Доброе тебе, Икари!

Синдзи вяло поднял руку в приветственном жесте, призывая помолчать, и похлопал по койке рядом с собой: мол, устраивайся. Шикарнейшая импровизация достигла пика, сладострастно содрогаясь под пальцами пианиста, и тихо скончалась с эдаким саксофонным вывертом, будто бы прося помнить о ней. Икари тяжело вздохнул, когда дурман музыки был мгновенно развеян бодрым голосом диктора.

- Эй, Икари! - обиженно сказал Айда, и Синдзи вздрогнул, вспомнив, что впустил этого болтуна.

Глава 4

- Пас.

- Пас...

- Вскрывайся, жулик.

Судзухара с ленцой выложил карты на стол, и Синдзи застонал:

- Надо тебе немного лицо поправить, Тодзи. Больно уж хорошо блефуешь.

Глава 5

- Аянами, ты скоро?

Синдзи с надеждой прислушался, но ответа не получил. Он недовольно хмыкнул и вновь уставился в книжку, ожидая, пока Рей соблаговолит освободить ванную. Чтиво, как на зло, попалось скучное - о реформах армии начала ХХ века, - и Икари постоянно отвлекался на посторонние мысли. "Вот, к примеру, поселили нас вдвоем..."

Кацураги сразу же объяснила, что это военная база, и не просто база, а изрядно раздолбанная последним штурмом, и вообще, тут им не Гавайи. "Я заметил", - ввернул в этом месте Синдзи, поднимая глаза на молочно-белое низкое небо. Мисато-сан, нервная от обилия восстановительных работ на "Токио-3", воткнула его и Рей в офицерский корпус 404. Офицерскими корпусами называли пятиэтажные башенки однокомнатных квартир, соединенных с землей внешней железной лестницей. Злость Кацураги можно было понять: доктор Акаги потребовала, чтобы их поселили с учетом целой кучи параметров: санузел, совместное проживание пилотов, соседство с госпиталем, до ста метров от штаба проекта "ЕВА", до ста метров от места, где временно разместили сами "Типы"... В общем, получая у помощника Кацураги ключ, Синдзи рассчитывал на много худшие условия. Крохотную серую комнатушку на треть занимали две кровати, на четверть - вещи пилотов, рассованные по коробкам. Остальное пространство пришлось скрепя сердце оставить свободным, потому как иначе пробираться в ванну и туалет пришлось бы прыжками. Впрочем, у жилья были и несомненные достоинства. Неосторожно хлебнув американской атмосферы без маски, Синдзи был невероятно доволен, обнаружив в квартире улучшенную систему очистки воздуха. Она противно посвистывала, но зато хоть дышалось в квартире отменно.

- Икари, можешь идти мыться.

Синдзи механически обернулся, извлеченный из своих мыслей, покраснел и сейчас же снова уткнулся в книжку, чувствуя избыток крови во всех соответствующих ситуации местах:

ЧАСТЬ 2. ПУСТОШИ

Глава 11

В комнате было холодно и давяще пусто. Еще были тонкий свист системы очистки воздуха, скрип хлипкой конструкции офицерской "голубятни" и горячая подушка. Синдзи лежал с открытыми глазами, положив подбородок на сплетенные пальцы, и считал секунды до побудки. Их оставалось еще очень много, и он сосредоточенно провожал каждую, не отвлекаясь на звуки и ощущения.

Горн.

Синдзи встал и включил свет. Пустая кровать напротив - привычное утреннее испытание. Он посмотрел на нее и двинулся в ванну, где его ждал еще один ритуал - созерцание собственного лица в потемневшем зеркале. "Жаль, не привык бриться без него", - подумал Синдзи и отметил про себя, что очередной обязательный этап утра - нужная мысль - успешно воплощен. Вглядываясь в свое отражение, он внимательно искал там следы, оставленные на лице этим месяцем "после", и уже привычно ничего не находил. Как всегда - веки, словно обметанные точками шрамов, слегка покрасневшие глаза, едва заметная поросль на щеках, тонкие складки вокруг уголков плотно сжатых губ. Тусклая лампочка над головой подрагивала, опуская тени на лицо, пряча его глаза и сгущая морщины. Младший лейтенант Синдзи Икари был явно и безнадежно жив. Кивнув этой мысли, он покончил с осмотром и принялся за ежедневную рутину.

Впереди его ждали поход в столовую, три часа безделья, тесты, обед. "Если до обеда не принесет Ангела, то за супом подумаю о второй половине дня..." - решил Синдзи, ополаскивая бритву.

Серой улицей базы бодро топали сослуживцы, расходясь по столовым блокам. Сквозь ровный шум шагов, хруст гальки и серую глухую мглу доносились обрывки чужих жизней, служб и интересов: "Серым по серому".

Глава 12

- Какая она была?

- Что?

- Я спросил, какая она была?

Синдзи положил пистолет и обернулся, хотя и так было ясно, что вопрос мог задать только Каору. В полумраке тира, где подсвечивались только мишени и огневой рубеж, было пусто и темно, как... "Как в ночном тире". Отдельные лампы выхватывали островки света, упорно не желавшие ползти дальше во тьму. Нагиса валялся на скамье, забросив руки за голову и слепо пялясь в невидимый потолок.

- Ты притаскиваешь меня в тир посреди ночи. Якобы захотел пострелять, пока тут никого нет, - с сомнением сказал Синдзи, снова беря в руки оружие. - Я-то думал, тут не было скрытого смысла...

Глава 13

Синдзи прислушался к ощущениям. В управлении "Типом-01" без синхронизации была единственная сложность: требовалось прилагать титанические усилия, чтобы поддерживать равновесие. Огромная машина слишком чутко откликалась на его движения, норовя завалиться или опасно раскачаться при ходьбе.

- Запишите: в поясничном узле "Т-6" надо понизить чувствительность обратной связи, - сказала в сторону от микрофона Акаги. - Икари, ты меня слышишь?

- Так точно.

- Повтори маневр защиты неподвижного союзника. Представь, что это Аянами.

"Сука".

Глава 14

- Синдзи-кун? Входи, конечно.

Полковник приказала кому-то выйти. Проходя мимо Синдзи, предыдущий посетитель без слов потрепал его по плечу и ушел по лестнице наверх - в боевую рубку. "Кагитару", - подумал Синдзи и отстраненно представил усыпанную бумажными завалами крохотную комнатку, конверты, карты, полуразобранный "люгер" Мисато-сан... Он нащупал стул и сел напротив стола командира экспедиции.

- Что тебе? - утомленным голосом спросила женщина. - Выкладывай побыстрее.

- Я... Хм, не знаю, как начать.

Он все еще ничего не понимал, но точно знал одно: необходимость отчитаться перед Кацураги о воскрешении Рей - это словно целительная отдушина, которая позволит ему переложить хоть капельку своего безумия на другого человека.

Глава 15

- Конвою - стоп.

- Принято, "Тип-01". Причина? - отозвался голос Тодзи, выплывая из-за треска помех.

- "Горячее пятно".

Синдзи внимательно изучал показания обезумевшего дозиметра. Пятидесятикратного превышения нормы не выдержит даже усиленная защита научных танков: наведенная радиация и прочие прелести жизни быстро приведут машину и экипаж в негодность.

- "Тип-01", сдайте назад, - сказала полковник. - Высылаю "восемнадцатого" для поиска прохода.