Барон

Дравин Игорь

Поехали, проф, со мной, и учеников своих забирай. Там, в баронском имении, тебя уж точно никто не найдет. Заодно и посмотрим на свежем воздухе, что такое стихия льда и отчего я пользуюсь ею напрямую, без всякой магии, когда приспичит…

Надо ли рассказывать, что тишина и благодать пограничья оказались мнимыми едва ли не в первый же день пребывания Влада и Колара с тинейджерами-учениками в небольшой крепости-деревушке? Надо ли догадываться, что отсидеться в глуши ни Владу, ни его учителю не удалось? Твари погани ничто в сравнении с теми событиями, в которые им пришлось ввязаться в связи с чрезвычайными обстоятельствами…

Ответ прост: как не бывает магов на пенсии, так и первая заповедь гильдии охотников гласит, что бывших охотников не бывает. Впрочем, прежние бои с тварями теперь перерастают для Влада и его многочисленных друзей и сторонников в настоящие кровавые баталии! Только вот в чьих интересах?..

Пролог

Над замком клубился дым. Хорошо. Изуродованная требюшетами стена будто просила еще немного ее обрушить для удобного штурма. Три земляные насыпи, покрытые досками, упирались в ворота и пока еще не захваченную куртину. Обломки деревянных галерей лежали на стене и под стеной. Узелок на память. Только каменные машикули. Легче сразу сделать, чем потом переделывать. Передо мной был чистый муравейник. Саперы наводили последний глянец. Скрытые за мантелетами и мускулями, они укрепляли вал и сколачивали последние помосты для толено. Подводили кабестанами к стене две осадные башни. Еще два-три дня, и башни подойдут вплотную. Пока с их стрелковых помостов энтузиасты ведут обстрел болтами защитников замка, не позволяя тем гулять по стенам и далее. Соревнуются с рассыпанными перед замком арбалетчиками, скрывающимися за штурмовыми щитами и большими павезами

[1]

. Энтузиастам легче — им сверху видно все. Тяжелые башни, зараза. Да еще на горку их поднимать. Пока такую двадцатиметровую многотонную махину затащишь, семь потов сойдет. А вот когда осадные башни подойдут, тогда и можно будет спокойно оказаться на стене.

Три дня назад был уничтожен последний онагр осажденных, и теперь ничем, кроме болтов, они не могли обстреливать нашу осадную технику. А что такое болт против двадцатисантиметрового бревна, покрытого мокрой бычьей шкурой? Комариный укус. Опять узелок на память. Никаких онагров, только требюшеты и баллисты

[2]

будут у меня в замке. Чтобы работали на дальней дистанции. Ну и стрелометы на стенах и башнях. Ладно, и парочка онагров. Я сегодня добрый. Может быть. Все суетились, работали, один я командовал.

Вот очередной выстрел баллисты заставил пригнуться пару осажденных смельчаков с емкостью в руках. Следующий мимо цели не прошел. Здорово кувыркнулся один со стены с полутораметровой стрелой в груди. От баллисты ни один доспех не спасет. А то в двойной броне вышли — мол, болтом не пробьешь. Пробили. А не надо было пытаться вылить местный напалм на подошедшую к воротной башне черепаху. Она делом занята, таран в ней по воротам долбит, а парапет открытой башни давно уже зияет проломами. Второй смельчак, оценив полет соратника и тяжесть емкости, выпавшей из рук, поспешил уйти со столь опасного места. Наверно, у них сейчас обед. Кстати о птичках. В моем замке будет барбакан

— Родине?

Да, родине. Я на Арланде стал земным космополитом. Хоть американца встретить и поболтать за жизнь. И вообще не мешай любоваться делом ума своего. Что там у нас? Очередной

Глава 1

Дед Мороз

Дождь уныло стучался в окно комнаты. М-да. Без того все очень хорошо, так еще и это.

— Ну и как ты себе это представляешь?

Я повернулся к Колару.

— Не знаю, — понурился проф. — Но наверняка есть какой-то выход.

— Выход, конечно, есть, — мрачно согласился я, — осталось его найти. Ладно, утро вечера мудренее. Давай спать, а завтра будем думать.