Чужак 3

Дравин Игорь

Книга пишется, нет двух последних глав.

Пролог.

Над замком клубился дым. Хорошо. Изуродованная требюшетами стена просила ее еще немного обрушить, для более удобного штурма. Три земляные насыпи, покрытые досками, упирались в ворота и, пока еще не захваченную, куртину. Обломки деревянных галерей лежали на стене и под стеной. Узелок на память. Только каменные машинкули. Легче сразу сделать, чем потом переделывать. Передо мной был чистый муравейник. Саперы наводили последний глянец. Скрытые за мантелетами и мускулями, они укрепляли вал и сколачивали последние помосты для толено. Подводили кабестанами к стене две осадные башни. Еще два-три дня и башни подойдут вплотную. Пока со стрелкового помоста энтузиасты ведут обстрел болтами стен. Соревнуются с рассыпанными перед замками арбалетчиками, скрывающимися за штурмовыми щитами и большими павезами. Энтузиастам легче. Им сверху видно все. Тяжелые башни, зараза. Да еще на горку их поднимать. Пока такую двадцатиметровую многотонную махину затащишь, семь потов сойдет. А вот когда осадные башни подойдут, тогда и можно будет спокойно оказаться на стене. Три дня назад был уничтожен последний онагр осажденных и теперь ничем, кроме болтов они не могли обстреливать нашу осадную технику. А что такое болт, против двадцатисантиметрового бревна, покрытого мокрой бычьей шкурой? Комариный укус. Опять узелок на память. Никаких онагров, только требюшеты и баллисты будут у меня в замке. Чтобы работали на дальней дистанции. Ну и стрелометы на стенах и башнях. Ладно и парочка онагров. Я сегодня добрый. Все суетились, работали, один я командовал. Вот очередной выстрел баллисты заставил пригнуться пару осажденных смельчаков с емкостью в руках. Другой мимо цели не прошел. Здорово кувыркнулся один со стены с полутораметровой стрелой в груди. От баллисты ни один доспех не спасет. А то в двойной броне вышли, мол, болтом не пробьешь. Пробили. А не надо было пытаться вылить местный напалм на подошедшую к воротной башне вплотную черепаху. Она делом занята, таран в ней по воротам долбит, а парапет открытой надвратной башни давно уже зияет проломами. Второй смельчак, оценив полет соратника и тяжесть емкости, выпавшей из рук, поспешил уйти со столь опасного места. Наверно у них сейчас обед. Кстати, о птичках. В моем замке будет барбакан. Нечего облегчать штурмующим жизнь. Пусть сначала его возьмут, а потом к воротам подбираются. А так, прелестная картина. Чистый средневековый штурм, очень популярный в средние века на моей родине.

– Родине?

Да, родине. Я на Арланде стал земным космополитом. Хоть американца встретить и поболтать с ним за жизнь. И вообще, не мешай любоваться делом ума своего. Что там у нас? Очередной огнешар вгрызся в парапет и взорвался огненным дождем. Очередной пролом. Защита замка почти на нуле. Маг или маги противника и не пытается атаковать. Все силы уходят на защиту. И то не справляются. Двенадцать магов, штурмующих замок – это сила. Но сильно атаковать и вести бой на пределе своих сил, я им запретил. Зачем? Еще выдохнутся и что тогда делать? Колара с тинами от дела отвлекать? Оно мне надо? Через пару часов тоннель будет закончен. Вот тогда да. Тогда можно. Штурмовать можно, а не заниматься глупостями, вроде тенниса огнешарами. А замок горит хорошо.

Глава 1.

Дождь уныло стучался в окно комнаты. М-да. И так все очень хорошо, так и это.

– Ну и как ты себе это представляешь? Я повернулся к Колару.

– Не знаю, – понурился проф. – Но наверняка есть какой-то выход.

– Выход, конечно, есть, – мрачно согласился я, – осталось его найти. Ладно, утро вечера мудренее. Давай спать, а завтра будем думать.

Проф кивнул и уставился в стол. Трое тинэйджеров переглянулись и стали обустраивать себе постель. Верховая сволочь подкинула очередную задачу. Странно. Прошел уже месяц с начала очередного раунда моих эскапад, а он все не унимается. Прошлый раз уложились в три дня. Я подошел к окну. Дождь за стеклом совершенно не поднимал настроения. Я все понимаю, но так глупо провалиться!? Кой черт его понес в эти научные дебаты? Хотя, учитывая его фанатизм и нетерпимость… Хорошо, что он вообще сумел сбежать после того, как прибил орденскую шишку. Интересно, как бы на Земле проходили научные диспуты, если в качестве доказательства правильности своих постулатов, используется смерть оппонента? Одно только радует. Проф полностью преодолел последствия его ломки Рувом. Наверно он сам изумился, когда его оппонент …