Свастика над Атлантидой. Черное Солнце

Дроздов Константин

«Тысячелетний Рейх» не был уничтожен в 1945 году. «Фашистский зверь» успел покинуть свое «логово». Часть эсэсовской элиты перешла на службу к американцам, создав сверхсекретный отдел ЦРУ «ЧЕРНОЕ СОЛНЦЕ». Сохранившие верность Гитлеру эвакуировались на тайные антарктические базы, чтобы собраться с силами для реванша. Здесь, под километровой толщей льда, в развалинах легендарной АТЛАНТИДЫ, ждет своего часа заряд чудовищной мощности, способный уничтожить всю Землю…

Новый роман от автора бестселлеров «Свастика в Антарктиде» и «Свастика среди звезд»! Фантастический боевик о войне за власть над землей и небом, прошлым и будущим, адом и чистилищем. Свастика против свастики! Эсэсовцы фюрера против эсэсовцев ЦРУ! Если их не остановить — беспощадное Черное Солнце взойдет над миром, навсегда погрузив человечество во Тьму!

Глава 1

Предо мной простиралась знакомая скалистая площадка, примостившаяся почти у самого пика одной из заснеженных вершин Гималаев. Холодный и неприветливый ветер все так же колол лицо бесчисленными кристалликами льда, а в основании ближайшего нагромождения каменных валунов виднелись неясные очертания солдатской могилы, занесенной снегом. Почти ничего не изменилось. Только тогда, в октябре 1942 года, на моей униформе были знаки различия офицера СС, а в руках «МП-40». Теперь же на куртке красовались шевроны шумерского легион-командора, а в кобуре на бедре таился мощный «молох-миротворец» — шумерский штурмовой пистолет. Да и звезд на небе сейчас не видно. Их затянула серая пелена, сделавшая ночь еще гуще и темнее. Скрипнул снег — Магдалена и Вернер Хенке встали рядом. Вернер поправил очки-сканеры. В отличие от нас ему без них в темноте не обойтись.

— Может быть, все же активируем маяк? — Хенке глубже втянул голову в меховой воротник.

— Спустимся своим ходом, Вернер. Я не хочу привлекать к этому месту внимание. Ты знаешь, почему.

Хенке хотел вздохнуть, но сильно разреженный воздух лишь сбил дыхание, и он сдавленно кашлянул в воротник.

Наконец в пелене облаков образовался небольшой просвет, и мне удалось разглядеть знакомые созвездия. Несмотря на всю свою уверенность, я должен был их увидеть.

Глава 2

Атиша поселил нас в пригороде Катманду, в доме очередного родственника — торговца антиквариатом по имени Наван, представив как небогатых туристов, предпочитающих гостиницам аренду жилья у местных жителей. Полевая униформа легиона, по словам Атишы, могла сойти за одежду европейских путешественников, которые в последние годы стали все чаще появляться в Непале и соседнем Бутане. Понадобилось лишь срезать эмблемы и знаки различия Звездного флота Шумера. Оружие сложили в ранцы и спрятали в подвале. Сам Наван вместе с женой большую часть года проживал на втором этаже своей лавки в центре Катманду, и поэтому небольшой двухэтажный домик с маленьким двором, обсаженным чахлыми кустами и обнесенным невысоким каменным забором, оказался в полном распоряжении гостей. От нашего имени Атиша передал Навану пачку рупий и попросил лишний раз не беспокоить постояльцев. В благодарность пришлось отдать тибетцу бинокль Хенке.

В тот же день я и Магдалена отправились в столицу Вернера, несмотря на его протест, оставили в доме сторожить оружие и амуницию.

Уже через полчаса неторопливой ходьбы мы оказались в Катманду — городе с древней историей. И хотя, благодаря старым улицам с крошечными алтарями в стенах приземистых домов и многочисленными буддийскими и индуистскими храмами, этот дух веков еще сохранился, изменения, произошедшие за истекшие шестьдесят лет, были разительными. Тут и там пестрели яркие рекламные щиты, а по узким улицам, среди велорикш и мотоциклистов, то и дело степенно выруливали длинные, сверкающие лаком и хромом, автомобили. Удивило меня и большое количество туристов. В тридцатые — сороковые годы прошлого века появление нового человека в этих местах становилось событием. Теперь же вереницы пестро одетых светлолицых европейцев с фотоаппаратами в руках вызывали неподдельный интерес лишь у торговцев лавчонок, расположенных в широких нишах или в глубине первых этажей зданий. Нам с Магдаленой это было лишь на руку. Правда, наша одежда имела явно военизированный покрой, но, заметив группу туристов с рюкзаками и в камуфлированных штанах с оттопыренными карманами на бедрах, мы успокоились. И все же риск нарваться на неприятности оставался. Это я понял, когда Магдалена дернула меня за рукав при виде появившегося из проулка военного патруля. Два смуглых парня в черных беретах были вооружены не саблями или допотопными ружьями, а автоматическими винтовками, подсумки с запасными магазинами оттягивали ремни. Сделав вид, что заинтересовались витриной магазина, мы стали ждать, когда патруль пройдет мимо. Несомненно, документы нам не помешали бы.

Из лавчонки вышел солидный господин в бежевых брюках и белой рубашке европейского кроя. Сверкая белозубой улыбкой на смуглом лице, торговец пригласил нас зайти внутрь. Мы вошли, и непалец на весьма сносном английском языке предложил нам купить у него что-нибудь из антиквариата. Магазин был уставлен статуэтками и изображениями Будды, резной мебелью, картинами и массой сувенирных безделушек. Но мое внимание привлекло иное — голубое свечение за ширмой в глубине торгового зала. Я отвел в сторону занавеску и увидел перед собой телевизионный экран. Диктор в костюме с галстуком зачитывал местные новости.

Спустя час в зале одной из гостиниц Катманду мы с Магдаленой сидели перед мониторами так называемых компьютеров и листали страницу за страницей «всемирной паутины». Этим электронным машинам, основанным на силиконовых транзисторах, было, конечно, еще далеко до квантовой информационно-вычислительной техники шумеров и даргонов. И все-таки, благодаря даже таким примитивным устройствам, нам удалось в течение суток узнать о большинстве значимых событий, произошедших на родной планете, пока мы отсутствовали. Особенно нас удивило крушение Советского Союза, распавшегося на множество незначительных государств. То, что не смогла сделать гитлеровская военная машина, советские лидеры доделали сами — окончательно истощили человеческие ресурсы страны, размыли культуру и традиции. Народ надорвался и превратился в послушную массу, молча взирающую, как растаскиваются территории и богатства некогда великого государства. Одновременно мы еще раз удостоверились в сохранении глубокого заблуждения человечества планеты относительно своего происхождения и этапов исторического развития земной цивилизации. Нашел я информацию и о продолжающихся полетах дискообразных и иных неопознанных летательных аппаратов в атмосфере Земли и за ее пределами. Но все это, как и упоминание о гитлеровских базах в Антарктиде и Южной Америке, а также свидетельства о странных объектах, перемещающихся в толще океанов, обычно находилось в разделах слухов и рубриках непознанного и необъяснимого.