Рыжая легкого поведения

Дубчак Анна

Дар ясновидения – великий дар.

Видеть совершающееся преступление – дар еще и опасный, и молоденькая учительница музыки прекрасно об этом знает, – но все равно снова и снова впутывается в расследования краж, похищений, убийств.

Ее новое дело сначала кажется простым до примитивности – всего лишь убийство дорогой «девочки по вызову», с которой она когда-то училась в одном классе.

Однако эта девушка – лишь первая в «охотничьем списке» загадочного убийцы, выбирающего жертвы по странному «единому признаку».

Работа маньяка? Это выглядит очевидным!

И только она понимает – слишком уж методично смертоносное безумие преступника…

Глава 1

ОДИНОКИЙ ПОЛЕТ

Ей снился сон: она идет по пыльной дороге, раздавливая босыми ногами лепестки цветов, сок от которых тут же превращается в кровь, которая густыми ручьями стекает по обе стороны от дороги в невидимый овраг…

Она проснулась от собственного крика. Оглянулась. Была ночь, до утра далеко…

Не зажигая света, она достала из-под подушки написанное накануне письмо, коснулась рукой головы спящего рядом мужчины, провела по волосам, словно прощаясь. Встала, накинула на плечи свой плащ, который черной громадной кошкой свернулся в изножье кровати, на цыпочках вышла из комнаты и уже через несколько минут стремительно сбегала по лестнице вниз, на холод, в ночь…

– Логинов, я тебя сегодня не отпущу на работу, во-первых, у тебя температура, а во-вторых, сухой кашель…

Глава 2

ОЛЕЧКА ПЕРОВА

Логинов любил поесть, а это накладывало на жизнь Наталии, которая сама выбрала его в свои «бойфренды», постоянную ответственность за его желудок. Она постоянно что-то готовила, варила, жарила и пекла. Правда, он как мог постарался облегчить ей в этом плане жизнь, купив необходимые электроприборы, при помощи которых Наталия научилась все делать достаточно быстро. Но даже с ними ей приходилось постоянно думать о еде. Словом, она попала в зависимость и теперь не знала, куда ей от нее деться. Было бы непонятно ее раздражение по этому поводу, если бы она нигде не работала и целыми днями смотрела телевизор и ела пирожные. Но, уволившись из своей музыкальной школы по причине низкого заработка, она прочно заняла другую профессиональную нишу: вела частные расследования, за что получала такие деньги, которые позволили ей несколько раз съездить за границу. Она побывала в Латинской Америке и Европе, попутешествовала в свое удовольствие, но, что самое удивительное, скрыла этот свой фантастический вояж от Логинова, сказав ему, что гостила у тетки в деревне. Это была самая чудовищная ложь, какую она позволила себе по отношению к нему.

Однако после путешествий ее мировоззрение настолько изменилось, что ей все сложнее и сложнее стало понимать такого патологического альтруиста, каким был Логинов. Его полное равнодушие к деньгам, к этому источнику свободы и наслаждений, убивало в ней то чувство глубокого уважения, которое заставляло раньше смотреть на него снизу вверх и открыв рот слушать каждое его слово. Но, исчезнув, оно не грозило послужить причиной их разрыва, напротив, Наталия как бы расслабилась и стала воспринимать своего друга просто как мужчину, с одной стороны, и человека, способного помочь ей в трудную минуту, – с другой. Кроме того, они постоянно вели какие-то параллельные расследования, что очень сближало их. И все же так дальше продолжаться не могло: в смысле ведения домашнего хозяйства. Попадались весьма сложные и запутанные дела, которые требовали постоянного отсутствия Наталии дома. Но Логинов существовал, его надо было кормить, а для этого надо было, естественно, готовить. Готовить – значит тратить драгоценное время. И тогда Наталия решилась на эксперимент и взяла на испытательный срок Соню, двадцатилетнюю смазливую девицу, которая потрясающе готовила. Она познакомилась с ней на вечеринке, устроенной Арнольдом Манджиняном, другом и коллегой по работе Логинова, куда была приглашена и Соня, но только в качестве повара. Без образования, она тем не менее готовила просто изумительно, но это, однако, не сыграло роли в обольщении Арнольда, на что она очень надеялась. Соня получила свои деньги и исчезла. Правда, ненадолго, потому что узнала от общих знакомых о том, что ее разыскивают в связи с работой. А разыскивала ее как раз Наталия. Она сама пришла к Соне домой и объяснила, что от нее потребуется в случае, если она согласится на них работать. «Чтобы в доме всегда было много вкусной еды, во-первых, чтобы велся журнал по элементарной кухонной бухгалтерии, во-вторых, и чтобы вести себя так, словно тебя в доме нет». За все это ей обещали хорошо платить. Соня, которая маялась без работы уже полгода, с радостью согласилась. Тем более что она имела право питаться в доме и иногда, если потребуется, ночевать. Для этого имелась небольшая темная спальня позади прихожей.

Логинов поначалу ничего не замечал, воспринимая присутствующую в доме Соню как очередную «клиентку» Наталии или просто блажь. Он уже привык, что в этой квартире постоянно кто-то от кого-то прячется. Если бы он приходил домой засветло, то увидел бы Соню стоящей у плиты, но так как он возвращался очень поздно, то заставал ее либо уже спящей на диване в гостиной, либо не видел ее вообще, поскольку она спала в «маленькой» комнате.

Он ужинал с Наталией, уверенный в том, что все салаты и закуски приготовлены ее руками, и весьма удивился бы, узнав, что это не так и что в доме практически живет еще один человек.

Соня открыла ей дверь и сказала, что обед готов, а сама она собирается пробежаться по магазинам и навестить свою тетю, которая живет на окраине города. Она говорила быстро, немного картавя, и между делом подкрашивала ресницы перед зеркалом. И, только подняв голову и увидев покрасневшие глаза Наталии, замерла, опустив руки: