Библейские фразеологизмы в русской и европейской культуре

Дубровина Кира Николаевна

Книга представляет собой научный труд в популярном, доступном изложении. В ней рассказывается о библейских фразеологизмах (образных выражениях, пословицах, поговорках, афоризмах, крылатых изречениях) и библеизмах – словах в русском и других европейских языках, а также об отражении библейских образов, сюжетов, идей, правовых и морально – этических норм и воззрений древнего Востока в культуре народов, исповедующих христианскую религию. Особое внимание уделяется русской национальной культуре: использованию библейских слов и выражений в русском языке, в художественной и публицистической литературе, в изобразительном и музыкальном искусстве.

Для гуманитариев разных специализаций: филологов, историков, культурологов, искусствоведов, школьных учителей, преподающих основы христианской (православной) культуры, а также для самого широкого круга читателей, интересующихся историей русского языка и культурой русского и европейских народов.

Книга создана на кафедре общего и русского языкознания филологического факультета Российского университета дружбы народов (РУДН) при поддержке Российского государственного научного фонда (РГНФ).

Введение

О чём эта книга

У каждой современной книги есть аннотация, т. е. краткое представление читателю данного произведения. Есть такая аннотация и у этой книги, однако мне хотелось бы поподробнее рассказать о ней: о чём она, для кого написана, а также почему я решила взяться за эту тему.

Итак, тема книги тесно связана с Библией. Но ведь о Библии написано столько научных исследований – богословских и философских, филологических и исторических, литературоведческих и искусствоведческих, – столько толкований, энциклопедий и других сочинений, что сейчас, в XXI в., по точному замечанию протоиерея Александра Меня, «одни лишь труды о Библии и комментарии к ней могли бы заполнить обширное книгохранилище, где на каждую строчку Писания пришлось бы по целому стеллажу толкований» (Мень, 1997, ч. 1, с. 10). И тем не менее эта великая книга хранит в себе ещё много неразгаданных тайн.

Немало таких тайн, загадок, вопросов и проблем возникло и передо мной, когда я стала постигать библейскую мудрость через язык Священного Писания, оказавшего весьма и весьма существенное воздействие на языки и культуру многих народов мира, в том числе и на наш родной русский язык и русскую культуру. И хотя моё исследование посвящено сравнительно небольшому фрагменту огромной, как океан, библейской языковой стихии, фрагменту, именуемому библейской фразеологией русского языка, я уверена, что на этом пути нас ждёт немало интересных, увлекательных и захватывающих открытий.

Определяя содержание книги, можно сказать, что она о неизвестном в известном и об известном в неизвестном. Поясню, что я имею в виду. Вряд ли найдётся человек, который ничего не знает о Библии – этой удивительной «Книге книг». Если кто-то и не читал её и никогда не держал в руках, то по крайней мере слышал или читал хоть что-нибудь о ней. Из авторитетных источников известно, что Библия, будучи переведённой более чем на 1800 языков мира, стала одной из самых распространённых книг на всех континентах нашей планеты (см. Мень, 1997, ч. 1, с. 10). Так что будем считать, что Библия – это то, о чём в большей или меньшей степени известно всем. А вот все ли хорошо знакомы с её сюжетами и персонажами, с отражёнными в ней историческими событиями, географическими, этнографическими и другими сведениями, а также с заложенными в Священном Писании философскими идеями, морально-этическими и правовыми нормами и, наконец, с заключённой в Библии культурой народов Востока? Возможно, для многих читателей, за исключением узких специалистов в области библеистики, именно здесь и обнаружится много неизвестного. Все ли знают, например, историю волхва Валаама и его ослицы? А кого и за что мы называем

С другой стороны, как часто, услышав или прочитав о чём-то неизвестном, о каком-то непонятном слове или выражении, мы и не догадываемся, что это неизвестное нам слово теснейшим образом связано с тем, что мы хорошо знаем и чем постоянно пользуемся в нашей речи. Приведу такой пример. Уверена, что мало кому знакомо (естественно, кроме специалистов в соответствующей области) слово

Немного о Библии

От папируса до Библии и от палки до церковного правила

Слово

Библия

восходит к греческому

biblion

, что означало ‘папирус’, а отсюда – ‘папирусный свиток, или книга’. Затем собирательное значение всех книг Священного Писания стало употребляться в форме среднего рода множественного числа –

biblia

, а у латинских писателей эта форма получила значение единственного числа женского рода. Именно латинская форма слова Библия пришла и к нам в Россию.

Книги Ветхого Завета делятся на канонические и неканонические.

Греческое слово

kanon

(как и семитское

kane

) первоначально означало тростниковую палку или вообще всякую прямую палку. Отсюда переносное значение – ‘всё то, что служит к выпрямлению, исправлению других вещей (например, плотницкий отвес, иравйло)’ и, наконец, ещё более отвлечённое значение – ‘норма, образец’, а также ‘церковное установление, правило’. В этом значении существительное

канон

известно и в русском языке, а производное от него прилагательное

канонический

означает ‘соответствующий установленным нормам, правилам’. Следовательно, канонические книги – это книги Священного Писания, признанные церковью боговдохновенными, т. е. заключающими в себе слово Божье.

Все канонические книги Ветхого Завета (православная церковь насчитывает их 38, по другой версии – 39) были созданы на древнееврейском языке, за исключением некоторых небольших разделов, написанных на халдейском или арамейском языке.

Неканонических книг в православной традиции девять. Церковь не отрицает, что они назидательны и полезны, но при этом в ряде случаев содержат сугубо личные мнения авторов. Все эти книги, по-видимому, были написаны на греческом языке.

Коротко о библейской фразеологии

Библейская фразеология – это совокупность выражений, восходящих по своему происхождению к Библии – Священному Писанию, состоящему из книг Ветхого и Нового Заветов, которые были созданы в разное время, в разных местах, разными авторами и с разными целями. Библейская фразеология включает в себя устойчивые, воспроизводимые в речи, раздельнооформленные обороты, которые, как правило, обладают экспрессивностью, эмоционально-оценочными характеристиками и имеют переносные значения (метафорические, символические, аллегорические, обобщённо-образные).

По структуре они делятся на две группы:

1. Обороты, соотносимые со словосочетаниями, т. е. собственно фразеологизмы:

башня из слоновой кости, блудный сын, вавилонское столпотворение, козёл отпущения, питаться манной небесной, рыть яму

кому-либо,

соль земли, стереть с лица земли

и т. п.

2. Обороты-предложения, которые в пословично-афористической форме выражают всевозможные наставления, советы, нравоучения, предостережения, запреты, предписания, увещевания, пожелания и т. п.:

Не сотвори себе кумира; Не судите, да не судимы будете; Не мечите бисер перед свиньями; Не хлебом единым жив человек; Врачу! Исцелися сам! Взявшие меч – от меча и погибнут; Чти отца своего и матерь свою;

и т. п.

Кроме библейских фразеологизмов (БФ), т. е. оборотов-словосочетаний и оборотов-предложений, исследователи выделяют также и отдельные слова, восходящие к Библии, которые за её пределами часто становятся образными метафорами и символами, например:

рай, ад, крест, Голгофа, пророк, Рождество, Воскресение

и др. Вместе с библейскими фразеологизмами эти слова входят в более широкое объединение, которое принято называть библеизмами.

О переводах, переводчиках и издателях

Из различных переводов Библии следует отметить два наиболее древних и авторитетных. Это греческий перевод Ветхого Завета Септуагинта, часто обозначаемый римскими цифрами LXX, т. е. перевод семидесяти, названный так потому, что, по преданию, он был сделан 72 переводчиками-евреями в Александрии в течение 72 дней в III в. до н. э. по заказу египетского царя Птоломея Филадельфа (см. Нюстрем, 1986, с. 43), и латинский перевод всех книг Библии Вульгата (IV в. н. э.), а также два позднейших перевода – славянский и русский – как наиболее близкие к нам.

Перевод Библии сначала на славянский, а затем на русский язык изобиловал драматическими коллизиями. Не вдаваясь в подробности, отметим лишь наиболее существенные вехи на этом нелёгком пути.

Славянский перевод Библии впервые был предпринят братьями-просветителями Кириллом и Мефодием во второй половине IX в. Затем через Болгарию он пришёл и к нам на Русь, где долгое время обращались лишь отдельные разрозненные книги Библии.

Впервые полный рукописный список Священного Писания был собран новгородским архиепископом Геннадием в 1499 г. Первая печатная славянская Библия, которую принято называть церковнославянской, была подготовлена к изданию князем Константином Константиновичем Острожским (издание стало называться потом «Острожской Библией») и в 1580–1581 гг. выпущена в свет Иваном Фёдоровым, русским первопечатником. В основе нашей славянской Библии лежит греческий перевод Септуагинта, а также греческий текст Нового Завета.

Русский же синодальный перевод Библии сделан сравнительно недавно – во второй половине XIX в. Синодальным этот перевод называется потому, что он был признан и утверждён Священным Синодом, высшим органом по делам Русской православной церкви. Авторы его – московский митрополит Филарет и профессора духовных академий. Закончен он был в 1876 г. В основе перевода Ветхого Завета лежит еврейский текст, который при необходимости сверялся с греческим и латинским переводами. Новый Завет переводился с греческого и славянского.

Библия и европейская культура

И наконец, нельзя не отметить неоспоримую и самую тесную связь Библии и библейской фразеологии с общеевропейской, в том числе и русской культурой как культурой христианской.

Недавно в российских средствах массовой информации развернулась дискуссия по поводу целесообразности изучения в школах основ православной культуры. Полемика разгорелась нешуточная, много было высказано аргументов и за, и против. Приводить их здесь нет надобности, однако интересно процитировать следующее высказывание журналиста: «Даже самый свирепый атеист согласится с тем, что

вся мировая культура стоит на плечах Библии

(курсив мой. –

К.Д.).

…Не зная Святого Писания, мы утонули в омуте невежества. Нам и нашим детям недоступны великие полотна художников, древние памятники литературы, многие музыкальные шедевры. Что скажет, к примеру, нынешнему школьнику «Возвращение блудного сына» Рембрандта, если ему никто не рассказывал эту притчу? Все видели (если не в Третьяковке, то на открытках) «Явление Христа народу» Иванова. А когда и почему он являлся? Вы знаете? И таких примеров нашего невежества – пруд пруди» (Пономарёв Ю. Возвращение блудного сына. Из аморального и невежественного советского прошлого к истокам культуры // Вечерняя Москва, 29.01.2004).

Вполне очевидно, что потенциал библейских сюжетов, символика библейских образов, метафоричность многочисленных изречений, афоризмов, крылатых слов из Священного Писания неисчерпаемы как источник творческого вдохновения многих выдающихся личностей – художников слова, мастеров изобразительного и других видов искусства, – источник, который не иссякает уже тысячелетия.

О статусе библейских фразеологизмов в русском языке

Библейские фразеологизмы – это «обрусевшие иностранцы» в русском языке. Одни из них очень тесно связаны с первоисточником и по форме, и по содержанию, у других от предков-иностранцев осталась только «фамилия», т. е. форма, а третьи и «фамилию-то» изменили или родились уже с новой, хотя полностью отказаться от неё не смогли, и по некоторым весьма определённым признакам можно догадаться об их предках.

Время от времени приходится слышать заявления о том, что, мол, русских библейских фразеологизмов нет и быть не может по определению, поскольку они «чужаки» в русском языке, так же как и в современной России многочисленные мигранты-гастарбайтеры, о которых часто с недовольной гримасой говорят: «Понаехали тут всякие!»

Но, во-первых, все мы на нашей маленькой планете Земля очень тесно связаны друг с другом и зависимы друг от друга, а во-вторых, у всех нас общие предки – будь то библейские прародители Адам и Ева или безымянные

адам

и

ева.

Ведь в переводе с разных языков (древнееврейского, тюркских) на русский

адам

значит ‘человек’, ‘земной’ или ‘земной человек’, т. е. сотворённый из праха земного, а

ева

(др. – евр.

хава

или

хёва)

означает ‘жизнь’ или ‘дающая жизнь’ (см. Архимандрит Никифор. Библейская энциклопедия, 1891, с. 23–24; 207; Нюстрем Э. Библейский словарь, 1986, с. 8–9; 115). Наши пуристы-националисты со своими абсурдными лозунгами типа «Россия только для русских», ратующие за чистоту нации и не понимающие, что если копнуть генеалогию каждого из них поглубже, непременно найдутся самые нежелательные и одиозные для них корни: и иудейские, и татаро-монгольские, и «чухонские» и прочие. Конечно, многих приезжих выдаёт их явно неславянская внешность, но ведь нередко и коренные жители совсем не похожи на таковых. В общем, бесполезно пытаться разделить всех граждан на своих и чужих.

То же самое можно сказать и о языке. Если слово или фразеологическое выражение употребляется, например, в русском языке и зафиксировано словарями, то можно смело назвать его русским. Различаются такие слова или изречения только по происхождению: собственно русские они, т. е. образованные непосредственно в русском языке, или заимствованные, т. е. пришедшие из другого языка.

Большинство библейских фразеологизмов, по-видимому, следует отнести к заимствованным. Однако поскольку они появились в русском языке достаточно давно, то успели хорошо адаптироваться в нём. Но есть и такие БФ, которые образовались уже в русском языке, хотя и на основе библейских образов и сюжетов.

Как понимать библейские обороты

Наверное, всем понятно, что не всё в Библии поддаётся осмыслению с первого раза. Часто приходится подолгу размышлять над одним каким-то словом или выражением, копаться в энциклопедиях, искать различные толкования и комментарии к библейским текстам. И библейские фразеологизмы не являются здесь исключением.

Конечно, многие устойчивые по своей форме и содержанию обороты можно и нужно понимать буквально. Ну какой ещё скрытый смысл можно найти в таких назидательных выражениях, как

Чти отца своего и матерь свою; Возлюби ближнего своего <, как самого себя>; Отойди от зла и сотвори благо; Не поминай имя Божие всуе

и т. п.?

Однако, видимо, в большинстве библейских оборотов кроется некий глубинный смысл, который не всегда просматривается при первом взгляде. Это происходит потому, что многие значения библеизмов являются не прямыми, а переносными – метафорическими, символическими, аллегорическими. Вот об этих значениях мы сейчас и поговорим.

Итак,

метафора

(греч. metaphorá – ‘перенесение’) – это «употребление слова или выражения в переносном значении, основанное на сходстве, сравнении, аналогии, а также слово или выражение», употреблённое в этом переносном значении (MAC, т. II, 1982, с. 259–260; см. также Ахманова, 1966, с. 231–232; Немченко, 1995, с. 93–94; Столярова, Пристайко, Попко, 2003, с. 64–65; СЭС, 1981, с. 805).

Приведём примеры метафорических значений.