Император и шут

Дункан Дэйв

Заклятие волшебницы Раши озлобляет султана Азака, принося страдания принцессе Инос, чувствующей себя несчастной замужем за ним. Шанс отстоять свое право на любовь и счастье слишком призрачен, и приходит он, откуда его не ждали – во время турнира претендентов на трон Краснегара. Становится ясно, что от его исхода зависит не только будущее королевства, но и нечто гораздо большее…

Заключительный роман тетралогии Дэйва Дункана «Принцесса Инос».

Часть первая

О тщетности борьбы

1

Из множества городов Пандемии лишь Хаб не нуждался в прошлом. Он сам по себе являлся легендой и творил Историю.

Хаб – Вечный Город, столица Империи, Мать Избранных, Обитель Богов. Он, словно гигантский краб, распластал по берегам Сенмера мрамор своих зданий.

Единственный среди великого множества городков и селений, Хаб никогда не знал ужасов войны. Благодаря колдовской мощи Четверки, а также мечам легионеров город благополучно избегал опустошений, а его жители – грабежа и насилия. Так продолжалось из века в век. Полмира несло дань в Хаб; его улицы вобрали в себя тысячи трофеев, добытых бравыми воинами в летних кампаниях. Бесценные произведения искусства, возведенные на костях миллионов рабов, медленно гибли под ударами дождя и ветра в садах и крошились от неумолимого времени в залах дворцов, освобождая места для новых шедевров.

Хаб сплавил в единый монолит как все лучшие, так и все худшие порождения рода людского. Фасад Хаба – улицы: широкие, просторные, светлые, такие, что и центурии маршировали свободно. Задворки – аллейки: мрачные, извивающиеся, словно щели древесной коры, где запросто может бесследно исчезнуть добрых поллегиона.

Хаб, пышный и нищий, вобрал в себя всю красоту мира и источал порок во всем его многообразии. Несчетны были как его богатства, так и их потребители – горожане. Чтобы прокормить ненасытные рты, в Хаб из года в год ввозилось разнообразное продовольствие, но беднота, кишевшая в трущобах, все же голодала. Хаб экспортировал немногое – в основном войну и законы.

2

В далеких от Хаба восточных землях к шумливому Араккарану неторопливо подкрадывался вечер. Залив еще сиял ясной голубизной, но базары уже угомонились. Ветер неистово трепал кроны пальм, и казалось, они танцевали, играя его теплыми вихрями. Солоноватый привкус моря мощной струей вливался в распахнутые окна, смешиваясь по пути с ароматами мускуса, специй и гортензий, а по захламленным улицам тот же самый ветер разносил миазмы, источаемые кучами мусора.

Как всегда, целый день на кораблях и верблюдах, в возах и корзинах стекалось в блистательный город богатство страны.

Морякиджотунны усердно трудились в доках, в то время как сухопутные жители не менее старательно занимались своим ремеслом: импы торговали, гномы мастерили, эльфы развлекали, русалки услаждали, карликимусорщики сновали с метлами и мешками.

Но все эти пришлые являлись малой каплей в море коренных араккаранцев. Рослые, краснокожие, они щеголяли главным образом в разноцветных хламидах, ниспадающих причудливыми складками. На своем грубом заркианском диалекте джинны сплетничали, спорили и ссорились друг с другом, однако любить и смеяться они тоже умели – какникак они были людьми. А то, что эти мошенники лгали напропалую – так их жертвами становились лишь простофили, не знавшие местных обычаев, а за чужаков душа ни у кого не болела.

Над городом главенствовал дворец султана – здание неземной красоты, воспетой в легендах, и хранилище тайн, леденящих кровь. В одной из его башен, а точнее, за решеткой какогото из многочисленных балконов медленно сходила с ума Кэйдолан, герцогиня Краснегара.

3

В низину меж холмов, в самое сердце города, густые вечерние тени несли прохладу, освежившую драгоценности шейха Элкараса – чудесные цветы, благоухающие в саду. В выси мерцали первые звезды, ласково звенели струи фонтана, жасмин и мимоза наполняли воздух своим благоуханием.

Мастер Скараш был явно навеселе. Вцепившись в бутылку, он пару раз встряхнул ее и с огорчением обнаружил; что она пуста.

– Любопытно, которая? – пробормотал он, запулив ее в пышные кусты роз. Освободившись от тары, он тут же избавился и от интереса к ней. – Ааа, каакая разница!

Действительно, что значили несколько монет убытка против колоссальной прибыли от предполагаемого партнерства. Жизнь редко баловала торговцев крупной удачей, а грядущие перспективы выглядели весьма заманчиво. Несомненно, дед будет им гордиться, очень гордиться. Правда, в детали Скараш еще не вникал, и от этого они казались весьма запутанными. Но утро вечера мудренее, и, протрезвев, он вместе с компаньоном тщательно проработает все аспекты договора. А сейчас ничто не должно омрачать доброго веселья, этого достойного начала долгому и крепкому сотрудничеству, обещающему в будущем принести дому Элкараса несметные богатства.

Уставившись в дверной проем, Скараш громко прорычал, требуя еще вина. Затем перевел затуманенный винными парами взор на собутыльника.

4

– Тетушка, – сквозь сон услышала Кэйд.

Герцогиня с трудом разлепила веки. Голова гудела словно чугунный котел, а во рту ощущался премерзостный привкусу, верный признак того, что спала она в неудобной позе. Проморгавшись, она различила в неверном свете луны закутанную в покрывало фигуру.

– Инос! Дорогая!

– Не вставай… не надо, – забеспокоилась племянница.

Но Кэйд все равно поднялась и поспешила обнять девушку.

5

Если Андор наслаждался прелестью садов шейха, то здесь, в кухне, грязной от сажи, сидеть приходилось на голых досках, а горячее марево, долженствовавшее быть воздухом, пропиталось прогорклыми запахами стряпни. Кухонное помещение в этом беспорядочном нагромождении строений, именуемых дворцом шейха, освещалось вонючими светильниками, над пламенем которых вились тучи мошек и мотыльков.

Гатмор уже давно сидел на жесткой скамье. У него устала спина и затекли ноги. Пошевелив лопатками и по возможности расслабив спину, он вытянул ноги, а затем вновь скрестил их, но уже подругому. Грузный джинн, громоздившийся на такой же скамье напротив стола, покосился на джотунна и вновь занялся вычесыванием насекомых из волосатых подмышек. За весь вечер эта громадина не сказала ни слова. Впрочем, Гатмор был только рад этому. Судя по источаемому запаху, джинн был погонщиком верблюдов. Теперь этот неотесанный тип оказался в роли сторожевого пса при джотунне. Желал бы посмотреть Гатмор, как неуклюжий болван вздумает помериться с ним силой. От нечего делать северянин наблюдал за теми, кто заглядывал в кухню. Парочку таких крепких ребят моряк с удовольствием бы нанял.

Женщин, прибегавших на кухню, он тоже не оставлял без внимания. Даже в покрывалах смахивая на трупы в саванах, они все равно двигались грациозно, словно эльфы. Вздувающиеся складки белого полотна, а точнее, скрываемые ими тайны будили воображение любого мужчины. Ну разве могли спешащие по поручению хозяина незнакомки не приковать к себе скучающий взгляд Гатмора? Моряк сидел и гадал, насколько хороши фигурки под каскадом складок. А эти огненные глаза…

В конце концов, раз жена погибла в резне, устроенной Калкором, то так тому и быть. Гатмор уже не знал, хотел ли бы он сейчас услышать ее прежние ворчливые придирки. Джотунна снедало острое искушение попробовать остановить первый же белый кулек, заговорить с женщиной и посмотреть, как взовьется погонщик верблюдов.

Гатмор изнывал от скуки. Он торчал в этой мерзкой чумной дыре добрых пять часов, и это после потраченных совершенно впустую двух дней разговоров, споров – и, главным образом, ожидания. Оно раздражало больше всего. Он все время когонибудь ждал: то Тинала, то Дарада, а теперь Андора. Труд простого носильщика тоже не сахар, но ради товарища можно согласиться и на такое.

Часть вторая

В тьме кромешной

1

Неясный шорох прервал ее молитву.

– Кто там? – Кэйд резко повернулась и чуть не потеряла равновесие. Чтобы не упасть, она уцепилась за спинку кровати.

Снова с балкона донеслось слабое поскребывание, и в лунном свете мелькнула дрожащая тень.

Кэйд вдруг вспомнила шутку Инос насчет разбойников, но у нее в голове не укладывалось – вор во дворце Алакарна? А как же стражники на каждом углу?

– Герцогиня, где вы? Ваше сиятельство, прошу простить, если испугал вас.

2

Вряд ли Кэйд за последние пятьдесят лет хоть однажды одевалась быстрее, чем в это утро. Но пока работали руки, мозг сверлила мысль о Дараде. Предупреждение Сагорна не шло у нее из головы. Андора Кэйд не опасалась. Конечно, он всеми силами попытается вырвать у нее тайну, но от его магии у нее есть защита – своя собственная магия. К тому же герцогиня считала, что сумеет противостоять назойливости, Андора.

Она прекрасно помнила, как год назад в Кинвэйле выиграла поединок с Андором. А уж как он старался! Но она не сдала позиций.

Инос дело – Дарад! Ведь когда этот громила, этот дикарь попытался утащить Инос, не кто иная, как Кэйд, обварила его кипятком. А унижения, обрушившиеся на него потом, – прямое следствие ее поступка. Кэйд не верилось, что кровожадному джотунну свойственно прощать обиды. Значит, если Сагорну понадобится вызвать Дарада, то она – труп? Но Кэйд превозмогла колебания.

– Я готова, доктор, – сообщила герцогиня.

– Клянусь Богами, бинты наматывать много легче, чем закручивать этот тюрбан, – ворчал Сагорн. – Нам нужны инструменты.

3

Обнесенный высокой каменной оградой, оседлавший холм Дворец Пальм являл собой многоярусный парк. Каскады лестниц с фонтанами и зданий, одни – соединенные аркадами, и другие – разбросанные по всей территории, образовывали то улицы, то дворики. Густые зеленые насаждения дарили благодатную тень. То тут, то там на склонах холма возвышались башни с прилегающими к ним мощеными дворами, которые были огорожены довольно высокими стенами.

Затворив дверь, Сагорн двинулся в восточном направлении, стараясь придерживаться тени. Старик, видимо, четко знал куда идти. Небо над головой уже посинело, а над морем у горизонта расплывалось пятно.

Дважды Сагорн заталкивал Кэйд в дверные ниши, и оба затаив дыхание пережидали патрульные отряды стражников. На башнях тоже должны были стоять часовые; удивительно, они никого так и не заметили. Это путешествие являлось абсолютным безумием, но оно благополучно продолжалось.

Наконец в какомто закоулке Сагорн остановился и отер бледной рукой капельки пота со лба. Старик запыхался и с минуту не мог вымолвить ни слова.

– Вот она, тюрьма, – пробормотал он. – Полдела сделано. Теперь надо попасть внутрь. Но как?..