«Если», 2000 № 07

Дяченко Марина и Сергей

Бонд Нельсон

Дайер Ш. Н.

Кудрявцев Сергей

Кузнецов Николай

Лукьяненко Сергей

Шикарев Сергей

Хэст Дэвид

Бeрджесс Энтони

Кард Орсон Скотт

Гаков Вл.

Монтгомери Николь

Михайлов Владимир

Володихин Дмитрий

Каплан Виталий

Кудрявцев Леонид

Стругацкий Борис

ФАНТАСТИКА

Ежемесячный журнал

Содержание:

Марина и Сергей Дяченко. ПОСЛЕДНИЙ ДОН КИХОТ, повесть

Нельсон Бонд. КНИЖНАЯ ЛАВКА, рассказ

Ш. Н. Дайер. НОСТАЛЬДЖИНАВТЫ, рассказ

ВИДЕОДРОМ

*Адепты жанра

--- Сергей Кудрявцев. ФИНСКИЙ КРЕПКИЙ ОРЕШЕК, статья

*Фестиваль

--- Николай Кузнецов. ПОБЕДА ВИРТУАЛЬНОГО НАД КОСМИЧЕСКИМ, статья

*Рецензии

*Писатель о кино

--- Сергей Лукьяненко. МАУС-АМЕРИКАНУС, ИЛИ ВИДОВАЯ ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ, статья

*Экранизация

--- Сергей Шикарев. ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ, статья

Дэвид Хэст. ЯЩИК ПАНДОРЫ, рассказ

Энтони Бёрджесс. МУЗА, рассказ

Орсон Скотт Кард. СОВЕТНИК ПО ИНВЕСТИЦИЯМ, повесть

Литературный портрет

*Вл. Гаков. ПРОПОВЕДЬ-БЕСТСЕЛЛЕР, статья

Николь Монтгомери. НЕРАЗЛУЧНЫЕ, повесть

Владимир Михайлов. ХОЖДЕНИЕ СКВОЗЬ ЭРЫ, начало эссе

Дмитрий Володихин. ПОТАНЦУЕМ?… статья

Рецензии

Крупный план

*Виталий Каплан. НАЧАЛО ОТВЕТА, статья

2100: история будущего

*Леонид Кудрявцев. СЛУЧАЙНАЯ НАХОДКА, статья

Курсор

Консилиум

*Борис Стругацкий: «ОТВЕТ ОЧЕВИДЕН И ОДНОЗНАЧЕН».

Personalia

На обложке иллюстрация Игоря Тарачкова к повести Орсона Карда «Советник по инвестициям».

Иллюстрации: С. Шехова, Т. Ваниной, О. Дунаевой, О. Васильева, А. Юрьевой, И. Тарачкова, А. Филиппова. 

«ЕСЛИ», 2000 № 07

Марина и Сергей Дяченко

ПОСЛЕДНИЙ ДОН КИХОТ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Осталась неделя.

В черных стрелках, ползущих по старинному циферблату, было что-то тараканье.

Минуты падали с цоканьем, как медяки в копилку, каждая минута отдаляла от мужа — пока не в пространстве, пока только во времени.

Алонсо спал. Она лежала, закусив край подушки, и молча проклинала его.

«Если бы ты любил меня, — говорила она, — ты не бросал бы меня одну. Но ты любишь Дульсинею, а я — заготовка для ее светлого образа. Я болванка; я не человек даже, я сырье, из которого скоро сделают Дульсинею. Ты будешь любить ее, вымышленную, на расстоянии; я останусь здесь почти без надежды снова тебя увидеть. А потом мне пришлют телеграмму: забирайте, мол, труп вашего рыцаря… Заберите его из канавы, где он умер… такую телеграмму прислали твоей матери. Да, твой отец умер в канаве… Кто я для тебя, Алонсо?! Только чужую женщину можно вот так бросать — ради фантома. Ты не можешь простить моей бездетности? Ты не можешь мне простить, что ты последний Дон Кихот?!»

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Утро.

Сквозь прорехи в старых шторах вязальными спицами пробивается солнечный свет.

Неподвижная фигура возле кровати.

— Альдонса?

Не видя ее лица, Алонсо чувствовал ее запах. Запах высохшего пота, ночи, пережитого ужаса…

Нельсон Бонд

КНИЖНАЯ ЛАВКА

В тяжкой духоте нью-йоркского лета не было сил работать. Квартира Марстона смахивала на печь для обжига кирпича. Два часа назад он содрал с себя пропотевшую рубаху и уселся перед пишущей машинкой, но сейчас, после всех трудов, ему нечем было похвастаться, кроме десятка скомканных, скрученных в шар листов бумаги «люкс» в мусорной корзине и на полу.

— Проклятые романы! — бурчал Марстон. — И чертовы издатели с их окончательными сроками! И жара туда же…

Он потной рукой сгреб со стола стопку белых и желтых листков и злобно их перебрал. Отличная идея — сюжет этого романа. Марстон перечитал три готовые главы. Хорошая работа, один из лучших его трудов. «Мелкая сошка» — психологическое повествование о человеке, позволившем себя сокрушить. «Не звезды, милый Брут, а сами мы виновны…»

[1]

Неплохая тема. И пока что работа хороша. Но…

Проклятая жара! Убийственное, сверхъестественное пекло. Марстон осознал — с внезапной вспышкой раздражения, — что он болен. Физически болен. И он сдался. Бросив последний отчаянный взгляд на белый лист, застрявший в машинке, встал на ноги. Внезапно его зашатало, в глазах появились черные круги — всего на секунду, но он успел испугаться.

Ш. Н. Дайер

НОСТАЛЬДЖИНАВТЫ

Ты хочешь пойти на бал?

— А зачем? — спросила я. — Ведь «Шахматный клуб» гораздо интереснее.

Помяните мое слово — наш клуб еще станет всемирным местом встречи всех тех, кому не с кем пойти на свидание. И тогда уже никто не скажет, будто мы не умеем оттягиваться как следует.

— Я просто подумал, что мне стоит там побывать, — пояснил Гар. — Ну, на балу.

Он пожал плечами. Я тоже.

ВИДЕОДРОМ

ФИНСКИЙ КРЕПКИЙ ОРЕШЕК

Кто бы в мире знал простого финского парня Лаури Мауритца Харьолу из городка Риихимяки, если бы… Ох, уж это сказочно-фантастическое «если», мгновенно меняющее судьбу и возносящее к вершинам успеха!

Первый шанс выпад на долю Лаури Харьолы (родился в 1959 г., взял чуть американизированный псевдоним Ренни Харлин в 1985 г.), когда он написал сценарий и поставил финско-американскую ленту «Рожденные американцами». Пользуясь малым бюджетом, он рассказал вроде бы житейскую историю (но все-таки из разряда гипотетических), как трое американских студентов, оказавшись во время каникул на границе Финляндии и России, шутки ради пересекли незримый рубеж — и словно попали в мир социально-фантастической антиутопии, став жертвами коммунистического режима. Харлин, можно сказать, успел в самый последний момент вскочить на подножку уже уходящего поезда — вскоре в СССР началась перестройка.

Фильм был с опаской встречен в Финляндии, побаивавшейся ссор с грозным восточным соседом. Но зато его приняли в Америке, и молодой постановщик вскоре был приглашен в США, опять на малобюджетный проект «Тюрьма». В ленте присутствовал явный элемент мистики — призрак заключенного, казненного 20 лет назад, возвращается, чтобы отомстить своему охраннику. В целях экономии денег и ради создания эффекта максимального правдоподобия режиссер снял картину в реальной тюрьме штата Вайоминг, на севере страны. И отсюда Лаури двинулся завоевывать Америку.

Вторым шансом в карьере Ренни Харлина, которым режиссер воспользовался сполна, оказалась четвертая серия «Кошмара на улице Вязов». Среднебюджетная по затратам, она резко повысила популярность этого цикла, начавшего было выдыхаться. Кассовые сборы ленты с подзаголовком «Хозяин снов» составили в США 49,4 миллиона долларов, что стало лучшим результатом всей «крюгериады». Сюжет о кровавых похождениях Фредди Крюгера здесь модифицируется в абсолютно условную, фантастическо-феерическую картину с невероятными превращениями, которые создаются с помощью сложного грима, визуальных и компьютерных эффектов. И фильм уже не кажется страшным, поражая прежде всего необычностью, экстравагантностью сновидений.

ПОБЕДА ВИРТУАЛЬНОГО НАД КОСМИЧЕСКИМ

Лето — период в киномире весьма специфический. В то время как зрители предпочитают активный отдых часам, проведенным в кинозале, а деятельность профессионалов от кинематографа направлена в основном в сторону фестивалей, ведущие студии побаиваются выпускать на экраны крупнобюджетные и значительные проекты, отдавая предпочтение иным фильмам, за окупаемость которых можно не волноваться. А значит, это время относительного затишья вполне можно использовать, чтобы подвести некоторые итоги.

Оставим всевозможные рейтинги, основанные на кассовых сборах фильмов, и обратимся к критериям другого рода. Прошедший год оказался богатым на фантастические фильмы, и сколько бы ни обвиняли американских киноакадемиков и их почетную награду — «Оскар» — в тенденциозности, многие лучшие образцы кинофантастики оказались в поле их зрения. Основные хиты — «Звездные войны», «Матрица», «Зеленая миля», «Шестое чувство» — были реальными претендентами на победу сразу в нескольких номинациях. Первая часть звездной саги Джорджа Лукаса и виртуальная фантазия братьев Вачовски, как фильмы строго жанровые, выступили лишь в традиционно отданных на откуп фантастике технических номинациях — «лучшие визуальные эффекты», «лучший звук» (там с ними соперничали «Зеленая миля» и «Мумия») и «лучший монтаж звуковых эффектов». «Матрица», кроме того, вошла в число номинантов на премию за лучший монтаж. Более весомые достижения выпали на долю «Шестого чувства» и «Зеленой мили» — картин, схожих не только своей драматичностью, но и принадлежностью к «большому» голливудскому кино. «Шестое чувство» — фильм индо-американца М. Найта Шьямалана претендовал сразу на шесть оскаровских статуэток («лучший фильм», «лучший режиссер», «лучшие актер и актриса второго плана», «лучший монтаж» и «лучший оригинальный сценарий») и по количеству номинаций состязался с бесспорным фаворитом кинокритики «Красотой по-американски» Сэма Мендеса. На счету «Зеленой мили» было всего четыре номинации, но не менее значимых (в том числе «лучший фильм» и «лучшая сценарная адаптация»).

В число номинантов вошли и другие фильмы, имеющие отношение к жанру фантастики. Оригинальная комедия Спайка Джонца «Быть Джоном Малковичем», демонстрировавшаяся в ограниченном прокате, смело вступила в борьбу за лучшую режиссеру, лучший оригинальный сценарий (Чарли Кауфман) и лучшую женскую роль второго плана (Кэтрин Киннер). Следует также отметить и «Сонную лощину» — авторскую экранизацию рассказа Вашингтона Ирвинга, снятую Тимом Бертоном (номинации «лучшая работа художника», «лучшая операторская работа», «лучший дизайн костюмов» вполне характерны для фильмов, сделанных этим режиссером), и работу гримера Грега Кэннома, последовательно превратившего героя Робина Уильямса в «Двухсотлетием человеке» сначала в робота, а затем обратно в человека, к тому же изрядно состарившегося.

Однако, несмотря на такое обилие представленных работ, награды достались далеко не всем из них. Поднялись за статуэтками на сцену художник Рик Хейнрике и декоратор «Сонной лощины» Питер Янг. В настоящей дуэли, развернувшейся между «Звездными войнами» и «Матрицей», последняя с легкостью получила все! Четыре «Оскара» из четырех возможных, при том, что работе Джорджа Лукаса вообще не досталось ни одной награды.

РЕЦЕНЗИИ

КОРАБЛЬ ПРИШЕЛЬЦЕВ

(ALIEN CARGO)

Производство компании Paramount Pictures, 1999.

Режиссер Марк Хейбер.

В ролях: Джейсон Лондон, Мисси Крайдер, Саймон Уэстевей, Элизабет Александер.

1 ч. 30 мин.

ЖЕНА АСТРОНАВТА

(THE ASTRONAUT’S WIFE)

Производство компаний Mad Chance и New Line Cinema, 1999.

Сценарист и режиссер Рэнд Рэвич.

В ролях: Джонни Депп, Чарлайз Терон, Джо Мортон, Клеа Дюваль.

1 ч. 49 мин.

ПРОЕКТ «НОСТРАДАМУС»

(NOSTRADAMUS)

Производство студии Regent Entertainment, 2000.

Режиссер Тибор Такаш.

В ролях: Роб Эстес, Джоли Фишер.

1 ч. 33 мин.

МАУС-АМЕРИКАНУС,

ИЛИ ВИДОВАЯ ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ

На фильм Роба Минкоффа «Стюарт Литтл», приносящий компании «Columbia Pictures» немалые кассовые сборы со всей Америки и недавно появившийся на нашем видеорынке, решил откликнуться российский фантаст, большой поклонник мышей.

Не все ладно в дружном семействе Литтлов, чей маленький трехэтажный домишко притулился между двумя небоскребами вблизи Центрального парка в Нью-Йорке.

А ведь так хорошо все начиналось! Маленький сын Литтлов очень мечтал о младшем брате и вовсе был не против того, что брат окажется сводным. Как и положено преуспевающей и политкорректной американской семье, Литтлы отправились в приют и усыновили понравившегося ребенка.

Тут-то проблемы и начались. Сыну Литтлов вдруг не понравился внешний облик брата и его физические способности. Долгожданный родственник был воспринят в штыки! Настолько, что даже на торжественном семейном обеде, на глазах у тетушек и дедушек, не проникнувшийся еще духом политкорректности ребенок сказал ужасную вещь: «Да какой же он мне брат? Это же мышь!»

ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

«Зеленой милей» заключенные прозвали обычный коридор за цвет стен. Между тем многим суждено пройти по нему и не вернуться.

Действие фильма происходит в тюремном блоке смертников, а коридор ведет к месту исполнения приговора — комнате с электрическим стулом посередине…

Тюрьма часто становилась объектом пристального внимания кинематографистов как место для разыгрывания жизненных драм. Именно здесь, в оторванности от внешнего мира, где обостряются чувства и меняется поведение, можно обнаружить сильные характеры и драматические коллизии. К тому же на стыке жизни и смерти может случиться многое, в том числе и самое невероятное…

А без этого не обойтись — ведь фильм снят по роману признанного короля ужасов Стивена Кинга, одного из самых экранизируемых современных авторов. К его творчеству проявляли интерес как настоящие мэтры кинофантастики, так и скромные обладатели весьма средних талантов. Режиссера Фрэнка Дарабонта к последним причислить нельзя. Для него это уже не первый фильм, поставленный по произведениям знаменитого писателя.

Дэвид Хэст

ЯЩИК ПАНДОРЫ

В опрятной маленькой мастерской в центре Денвера человек строит машину времени. Он сооружает ее по памяти, пользуясь одной из экранизаций романа Г. Уэллса, тем фильмом, в котором играют Род Тейлор и Иветта Мимье. Машина сделана из автомобильных и велосипедных деталей, железных листов и прутьев арматуры, взятых из разрушенных домов.

Денвер в 2055 году, подобно большей части крупных североамериканских городов, представляет собой унылые, ветхие останки прежнего великолепия. Вот Джим Лернер и собрался вернуться на «старый фронтир», в крохотный городишко Денвер, базовый лагерь искателей серебра и золота, западный форпост предпринимателей и железнодорожных баронов, которые потом построят веселые, стремительно растущие городки в горах Колорадо, поставят на центральной площади крохотные белые церковки, зальют газовым светом салуны и барочные здания опер. В этом Денвере царят закон и порядок, там каждый знает своего соседа.

Джим, невысокий парень, припас ковбойский костюм; полный комплект — шляпа, шарф, сапоги со шпорами. Скоро наступит тот день, когда подобно Роду Тейлору он оседлает в своей мастерской машину времени и махнет на Старый Запад. А там устроится, обзаведется милой блондиночкой (ну, как Иветта Мимье), семьей, детьми — все, как положено.

В другой лаборатории, в Мехико, женщина включает свою машину времени. Ее творение представляет собой огромный стеклянный цилиндр, наполовину наполненный красной жидкостью, над которой курится белый парок. Синяя искра зигзагом бьет над цилиндром, ее отделяет от пара сдвижная стальная пластина. Внутреннюю полость цилиндра пронзают блестящие штыри, готовые испустить связывающие время частицы.

Она раздевается (полностью) и отключает искровой генератор. Прижимая к себе кота, обритого ради полноты контакта с полем, женщина отодвигает стальную пластину и опускается в цилиндр с теплой красной жидкостью. Часовой механизм отсчитывает минутную задержку, и оживший разрядник начинает насыщать пар энергией. В сотне точек возникает тихое жужжание, белые стержни начинают пульсировать. Туман превращается в густое зеленое облако, переливаясь через край цилиндра, охлаждаясь и превращаясь в легкую зеленую дымку, которая расползается по полу.