Слово Оберона

Дяченко Марина и Сергей

Обещания надо выполнять, даже если это невозможно. Тем более обещания королевские, ведь от их исполнения зависит судьба целой страны. И опять ученица средней школы, тринадцатилетняя Лена Лапина, берёт в руки проверенный посох Мага дороги и отправляется в путь — за страшную Ведьмину Печать. А что делать? Человек ведь отвечает не только за себя, но и за тех, кого любит.

Новое произведение Марины и Сергея Дяченко — продолжение книги «Ключ от королевства», хотя и вполне самостоятельное.

Читателя ждут неимоверные приключения, живые краски необычного мира — чтение, от которого не сможет оторваться ни ребёнок, ни взрослый.

Глава 1

Возвращение старого друга

Был апрель, снег сошёл, и пробилась первая травка, а главное — яблони изготовились цвести.

Очень люблю это время. В воздухе висит ещё не праздник, но предвкушение праздника. Почки у каштанов большие, будто лапы у щенят. Утром светлеет всё раньше. И в классе приходится задёргивать шторы, потому что солнце бьёт и палит, и какой же дурак в такую погоду станет думать об уроках!

И вот мы шли из школы — я, моя подружка Ритка и Макс Овчинин из параллельного класса. Максу на самом деле было не по пути, но он придумал, что ему надо на почту. Ему каждый день чего-нибудь надо — то на почту, то в мини-маркет, то к приятелю зайти, лишь бы не домой, а вместе с нами. Он высоченный, в седьмом классе — метр семьдесят. Ритка ему по плечо. А я, хоть и выросла за полгода на восемь сантиметров, всё равно в этой компании самая маленькая.

— Ленка, хочешь, твой рюкзак понесу?

Глава 2

Снова в королевстве

Замок стоял среди сосен. Лес обступал его плотно, но и почтительно — оставляя вокруг свободное пространство, пропуская солнце в высокие стрельчатые окна. На горизонте возвышались горы с зубчатыми верхушками. Зеленели луга; всё это я видела раньше, всё это я помнила, всё это мне снилось — кроме нового города с красными крышами, с мощёными площадями и медными флюгерами на шпилях, кроме нового порта, где покачивались у причалов гребные и парусные суда, кроме речки, довольно широкой, пробившей себе ложе среди камней, корней и мха.

— Ланс, — вырвалось у меня.

— Да, — Гарольд кивнул. — Это Ланс.

Море простиралось до самого горизонта, и всюду на волнах пестрели разноцветные паруса.