Парусная птица. Сборник повестей, рассказов и сказок

Дяченко Марина

Дяченко Сергей

Эксперимент в зоопарке заканчивается внезапной эволюцией его обитателей - вам нравятся разумные крокодилы? Высокоразвитый социум овец тщетно борется с трагической реальностью: «И волки сыты...» Телеведущая распадается на две отдельные, плохо совместимые личности, и обе влюблены в знаменитого боксера. Ждет гостей Земля Веснаров; процветает бизнес торговли русалками...

Повести и рассказы Марины и Сергея Дяченко, составившие этот сборник, - итог работы настоящих мастеров художественного слова.

Содержание:

Парусная птица (повесть), 5-62

Осот (повесть), стр. 63-148

Соль (повесть), стр. 149-202

Зоопарк (повесть), стр. 203-258

Волчья сыть (повесть), стр. 259-320

Две (повесть), стр. 321-392

Тина-Делла (повесть), стр. 393-424

Феникс (рассказ), стр. 425-440

Сказки для Стаски, стр. 441-474

Парусная птица

В половине девятого утра зазвонила мобилка на краю ванны. Это была уже третья: две ее предшественницы в такой же точно ситуации бултыхнулись на дно, под горячие струи, и умолкли навсегда.

— Алло!

— Доброе утречко, — сказала трубка бодрым старушечьим голосом. — Клиент у нас, на сегодня, на одиннадцать. Девушка. Очень спешит.

— Ага, — Калибан мельком глянул на запястье: часы у него были водонепроницаемые, пуленепробиваемые и, по идее, огнестойкие. — В половине одиннадцатого буду… От кого она?

— От Павлика Рябкина. Только подозрительно мне это…

Осот

* * *

К полудню ветер опять посвежел, и дальше поезд шел на всех парусах и почти без остановок. Земледелец, мой сосед, дремал на скамейке напротив. Я смотрел в окно – не отрываясь, час за часом.

Солнце склонялось. На вывесках полустанков мелькали знакомые названия, я смотрел – и ничего не узнавал. Передо мной расстилалась моя страна, моя Цветущая, равнины сменялись холмами, леса – открытыми пространствами, но ни один пейзаж, ни одна живописная балка или холм, поросший колючим кустарником, не заставляли мое сердце забиться сильнее.

За те двадцать с лишним лет, что прошли со дня моего отъезда – все изменилось. Совсем. Безвозвратно.

Кое–где в траве паслись стада нелюдей. Четвероногие, крупные, покрытые черной и рыжей шерстью, эти твари срывали зубами траву, жевали и смотрели вслед поезду круглыми, ничего не выражающими глазами. Все изменилось в Цветущей. Все изменилось…