Про жирафчика

Дяченко Марина

Дяченко Сергей

"В киевском издательстве "А-ба-ба-га-ла-ма-га" (директор Иван Малкович, художник София Ус) началась работа над новым циклом историй для малышей. Это повествование о Жирафчике и его друзьях. Предлагаем вашему вниманинию первый вариант приключений доблестного Жирафчика. Наша дочь Стаска их одобрила, чего не скажешь о нашем соавторе Дюшесе. Он обиделся и требует ввести в текст образ черного кота."

В одном городе жили разные звери. Во-первых, там не было слона. Во-вторых, там был Строгий Павлин, который работал учителем в школе. У всех павлинов на хвосте обычно нарисованы узоры, а у Строгого Павлина и хвост был строгий, черный и гладкий. Поэтому на хвосте было легко и приятно рисовать мелом. И все ученики любили, чтобы их вызывали к доске. А потом Павлин забывал стирать с хвоста их художества и так и ходил по городу: то у него на хвосте была написана таблица умножения, то нарисована кошка, а то и вообще "Ежик плюс Обезьянка равняется любовь". В-третьих, в этом городе жили верные друзья Страус и Крот. Они познакомились так: Страусу должны были сделать прививку, а он испугался и спрятал голову в песок. А под землей как раз была нора Крота, и так они встретились и познакомились. А когда они уже совсем стали друзьями, распрощались до завтра и Страус наконец-то вытащил голову из песка, то оказалось, что прививку ему давным-давно сделали, доктор помыл руки и ушел домой, поликлиника закрыта на замок и в небе светит луна. Вот какие большие друзья были Страус и Крот. В-четвертых, в этом городе все-таки не было слона. В-пятых, там жил Дракон. У него была трехкомнатная квартира, и у каждой головы своя комната. Дракон был не очень большой, но очень любопытный. В-шестых, в этом городе жили индюки и пингвины, змеи и крокодилы, куры, ящерицы и соловьи. А самым высоким жителем этого города был Жирафчик - он один жил в девятиэтажном доме, и когда он садился на низенькую скамеечку, его голова как раз высовывалась из окошка самого верхнего этажа. В-седьмых, слона-то в городе и не было... Как Жирафчик помог Ученой Мыши Жирафчик был пятнистый, будто географическая карта: сам оранжевый, как апельсин, а пятна коричневые, как шоколад. И еще он был самым добрым из жителей города. Он всегда всем помогал. Он работал подъемным краном, если кто-то хотел построить дом. Он снимал с веток застрявшие там воздушные шарики и улетевшее с балконов белье. Он... да мало ли чего можно сделать с таким добрым сердцем и такой длинной шеей! Однажды в городе должно было произойти лунное затмение. Это интересное явление природы - так говорила всем Ученая Мышь. Она была уже очень старая, очень мудрая, и у нее была подзорная труба, которую она сама себе сделала из трубочки и стеклышек. Мышь так ждала лунного затмения, что по своему календарю проверяла каждый день, сколько еще осталось ждать. И вот пришел вечер, и уже через час должно было начаться затмение, когда вдруг оказалось, что все небо затянуто тучами, и не видно ни луны, ни вообще ничего. Бедная Мышь! На нее было просто жалко смотреть. Она все протирала и протирала свою трубу, ходила взад-вперед по главной площади города и все спрашивала у Курицы, предсказывающей погоду, когда подует ветер и тучи разойдутся. Но Курица только разводила крыльями: она ведь знала, что тучи не разойдутся раньше чем послезавтра! Звери не знали, чем помочь Ученой Мыши. Дракон набрал воздуха и попытался сдуть тучи в сторону хоть на минутку - но тучи были большие, а Дракон - не очень. А другие звери, не такие решительные, просто стояли вокруг и всплескивали лапами. Тогда Жирафчик вдруг придумал. И когда он рассказал всем, что он придумал, все обрадовались. Курица тут же побежала домой и принесла большую корзину - раньше она высиживала в ней цыплят, но теперь цыплята вылупились, выросли и пошли в школу. Страус подсадил Ученую Мышь, она залезла в корзину вместе с подзорной трубой и журналом для научных наблюдений. Тогда Жирафчик взял в зубы ручку от корзины и сильно-сильно потянулся вверх... А надо сказать, что у этого Жирафчика была не просто длинная шея, а очень длинная. И еще она умела удлиняться, как, например, спиннинг, или как антенна от радиоприемника. Жирафчик вытянул шею так высоко, что голова его попала прямо в тучи. А тучи только издали кажутся мягкими - ничего они не мягкие, а сырые, холодные и противные. Мышь в корзине расчихалась, и сам Жирафчик еле удерживался, чтобы не чихнуть. Что бы тогда было! Корзинка бы выплюнулась и улетела вниз вместе с Мышью, с такой-то высоты! Но вот тучи стали уже не такими плотными и холодными. Еще немножко, еще выше и голова Жирафчика поднялась над тучами. Тучи теперь были внизу, как будто Жирафчик стоял по шею в серой бурной воде. А сверху - везде-везде - было небо, а на небе - первые звезды, а среди звезд огромная Луна, и затмение уже началось! Целую ночь Жирафчик стоял, вытянув шею, зажав в зубах корзинку с Ученой Мышью. А Мышь смотрела в подзорную трубу, охала, ахала и записывала в журнал свои очень важные наблюдения. А иногда она давала и Жирафчику посмотреть, и тогда он видел, что Луна, издалека такая светлая и гладенькая, на самом деле покрыта дырками, как блинчик или как кусок сыра, от которого откусили половину. А звери - звери на главной площади города тоже не расходились. Они приготовили теплого чаю в термосах, шарфы и одеяла - чтобы когда Жирафчик и Мышь спустятся, сразу их согреть. И еще звери следили, чтобы никакой глупый звереныш не вздумал пощекотать Жирафчика за ногу. И когда наступило утро, Луна спряталась и Жирафчик опустил корзину с Мышью тогда их поздравляли, как победителей. А через неделю Мышь - и все родственники Мыши, братья и сестры, дедушки и бабушки, и сорок пять крохотных мышат - подарили Жирафчику резное кресло. Они все вместе выгрызли его из старого дубового ствола. А дуб, между прочем, почти такой же крепкий, как железо. Вот какие острые зубы у мышей. Как все вместе собрались на поиски Слона Всем хороша была жизнь в городе, но ведь там не было слона. А зверям очень хотелось, чтобы с ними по соседству жил настоящий слон. Но где его взять? Тогда они решили отправиться в далекий путь и поискать Слона. Обезьяны сказали, что слоны живут за морем. Значит, надо было строить корабль. Весь город взялся за работу. Ученая Мышь начертила чертежи. Бобры прикатили шестнадцать древесных стволов. Дракон устроил настоящую кузницу, чтобы ковать железные гвозди, железные уключины, железные крепления для мачты и все, что полагается для корабля. Шелкопряды напряли шелковых ниток, мухи и стрекозы выткали парус. Строгий Павлин всем указывал, что делать. У него на хвосте был нарисован План Работ. Наконец, корабль был готов, и все, кто хотел плыть за море, пришли к Строгому Павлину записываться в моряки. Первым записался Жирафчик. Вторым записался Дракон. Он был очень любопытный и не мог допустить, чтобы путешественники уехали без него. Третьим записался Крот, и, конечно, четвертым записался его верный друг Страус. Пятым, шестым и седьмым записались летучие мыши. Восьмым записался доктор Крокодил, потому что без врача в экспедицию отправляться нельзя. Девятым записался Пингвин - просто так. Наконец, Павлин сказал, что запись в моряки закончена. Потому что больше на корабле никто не поместится - нужно ведь оставить место для Слона, а слоны бывают просто преогромные! И вся команда стала тренироваться, как плавать на корабле. Потому что одно дело возле берега, и совсем другое - выйти в открытое море. Сперва у них ничего не получалось. Дракон случайно поджег парус, и его едва успели затушить. Жирафчик свалился за борт: хорошо, что он не мог утонуть, потому что в самом глубоком месте ему было "по шейку". Крокодил едва не слопал на лету самого маленького летучего мышонка... Но они не отчаивались и продолжали тренироваться, и скоро каждый нашел на корабле свое место. Дракон стоял на носу, вытянув вперед все три головы: это было красиво, и так он никому не мешал. Жирафчик стоял рядом с мачтой и держался за нее, чтобы не упасть. Летучие мыши вниз головами висели на рее (это такая перекладина, к которой привязан парус). Кроту насыпали в трюм земли, он прорыл там ходы и следил, чтобы внутрь корабля на попадала вода. (Обычно на кораблях для этого есть крысы. Как только в днище открывается дырка, крысы видят, что дело плохо и корабль скоро потонет. Тогда они убегают на берег. А моряки говорят: "Крысы бегут с корабля!" и тоже удирают подобру-поздорову, в шлюпках - это такие спасательные лодки). Так вот, Крот, если видел в трюме воду, никуда не бежал, а замазывал дырку клеем и глиной. Если бы так поступали и крысы, может быть, в старину кораблекрушений было бы меньше. Для верного друга Страуса проделали в палубе круглые люки в разных местах чтобы он мог просовывать голову в трюм и беседовать со своим Кротом. Пингвина чуть было не исключили из моряков, потому что он не хотел мыть палубу шваброй. Он говорил: "Я во фраке! Как я буду мыть полы?!" Но потом, когда Доктор Крокодил поговорил в ним серьезно, он перестал упрямиться и мыл палубу лучше всех. А в остальном все было хорошо, лучше некуда, и вся компания уже была готова отправляться в плаванье. Как они отправились в плаванье и что случилось потом Однажды утром на причале собралась большая толпа. Пришел весь город; все махали лапами и крыльями, подбрасывали шляпы и дарили морякам цветы. Играл оркестр; Жирафчик был очень горд. Он стоял рядом с мачтой, и на каждом рожке у него было по букету гвоздик. Наконец, Доктор Крокодил - так получилось само собой, что он стал на корабле капитаном - отдал приказ: "Поднять якоря!" Жирафчик зубами взялся за канат и вытащил из воды огромный новенький якорь. Корабль сразу почувствовал свободу. "Поднять паруса!" - скомандовал Крокодил. Страус и Пингвин сразу выполнили его приказание - как и полагается настоящим матросам. Подул ветер, наполнился парус, и корабль поплыл за море - на поиски Слона. Они плыли долго. Днем летучие мыши спали вниз головой, а ночью дежурили, или, говоря по-морскому, стояли на вахте. Только они не стояли на вахте, а летали, или, в крайнем случае, висели на вахте. Дракон смотрел вперед. Он видел, как проплывали киты и как прыгали над водой дельфины, и еще летучих рыб. Только, к сожалению, никакой земли он пока что не видел. А всем так хотелось поскорее добраться до нового берега! Крот работал, не покладая лап. Однажды на корабль налетела рыба-пила и пропилила дырку, но Крот вовремя успел ее заделать. У Страуса началась морская болезнь от постоянной качки. Доктор Крокодил лечил его горькими порошками. Они проплавали целую неделю, и вдруг налетела буря. Капитан Крокодил закричал "Свистать всех наверх!", но никто не понимал, зачем. Всем хотелось не наверх, а поскорее забраться в трюм, к Кроту. Страус с перепугу спрятал голову в один из своих люков; наверху остались только капитан и Жирафчик - капитан потому, что он должен был спасти корабль, и Жирафчик, конечно, тоже поэтому, но еще потому, что в трюм он все равно не помещался. Крокодил и Жирафчик поскорее спустили парус. Буря налетела и закружила корабль; волны поднимались выше мачты, и даже выше Жирафчика. Крокодил вцепился зубами в рулевое колесо, да так и повис на нем. А Жирафчик пытался удержать мачту, но ничего не вышло. Хрясь! - и мачта сломалась. Жирафчик еле успел увернуться. Когда буря наконец-то закончилась, оказалось, что дело плохо. Парус изорвался в клочки. Мачта сломалась и уплыла. А кроме того, всем было стыдно - испугались, спрятались в трюм, оставили капитана и Жирафчика вдвоем сражаться со стихией! Ветер стих, и выглянуло солнце. Все море было блестящее, как на праздник, но никто не радовался. Запасов пресной воды оставалось немного - что будет, если они не доплывут до берега?! Летучие мыши полетели на разведку, но ничего не разведали. Кругом была только вода и вода, и Дракон, сколько не вглядывался, не видел даже дельфинов. Тогда Пингвин, о котором все забыли, потому что он только и умел, что молча мыть палубу, - этот самый маленький Пингвин вдруг робко сказал: "А что, если нам залатать парус нашими одежками? Я готов отдать для этого мой фрак..." Все знали, как Пингвин гордится своим черно-белым фраком. И все принялись горячо жать ему крылья, потому что выход был найден. Они собрали все одежки, какие только у кого были: у Жирафчика шарфик (длинный, как его шея!), у Страуса - гетры, у летучих мышей - передники и косыночки... И все вместе принялись зашивать парус, и когда его наконец починили, он стал похож или на рекламную афишу, или на лоскутное одеяло. "Погодите! - сказал Дракон, когда они все вместе любовались работой. - А как же мы поднимем этот новый парус без мачты?!" "У нас есть мачта!" - сказал капитан, и все посмотрели на Жирафчика. А Жирафчик покраснел от смущения. Он взял в зубы верхний край паруса, а нижний край паруса взяли Крокодил и Дракон. Жирафчик вытянул шею - и парус развернулся, набрал ветра, и корабль полетел по волнам. Жирафчику было очень трудно удерживать равновесие, и еще ему все время казалось, что парус вот-вот улетит в небо вместе с новой "мачтой". Но его друзья были рядом, они поддерживали его под бока и держали за ноги - все, даже Крот и летучие мыши. Так прошел день, и ночь, и наутро Дракон, который не смыкал глаз, вдруг закричал: "Земля! Я вижу берег!" Как они приплыли за море и стали искать Слона Корабль бросил якорь в красивой бухте, среди скал. Усталые моряки едва добрались до берега - летучие мыши долетели, и Дракон тоже долетел (над водой, низко-низко). Пингвин и Крокодил доплыли, Жирафчик перенес Крота, а длинноногий Страус сам дошел вброд. Берег не качался под ногами, и это было странно, потому что за много дней все они привыкли к качке. Они легли спать, оставив на вахте летучих мышей, но и мыши тоже уснули. По счастью, ночью на путешественников все равно никто не напал. Утром они все как следует напились и наелись, потому что рядом был чистый ручей и банановая роща. Только Крокодил и Пингвин не стали есть бананов - они наловили рыбы. А когда все насытились и отдохнули, пришло время искать Слона. Собрались на совет. Летучие мыши почему-то считали, что Слоны водятся в речке, и их надо ловить сетями. Пингвин думал, что слон летает, поэтому его надо высматривать на высоких крепких деревьях. Крокодил и Дракон поспорили, прыгает Слон или ходит, и как его выследить по следам. А Жирафчик лег и вытянул по земле свою длинную шею: он прижался ухом к траве и слушал, не раздастся ли где-то тяжелых шагов. Потому что если слоны огромные, они должны шагать так громко, как если бы шагала башня. Так они советовались целый час, и ни до чего не додумались. А потом Жирафчик первым почувствовал запах дыма. Что горело? Все заволновались и стали нюхать воздух. Всем захотелось поскорее на корабль, хоть там и качка. Все ведь знали, что это за страшная штука - огонь! Крокодил первый взял себя в лапы. Он сказал: "Может быть, это еще не пожар. Может быть, это слоны развели костер и жарят себе ужин. Пойдемте посмотрим". Но это были не слоны. Это был именно пожар. Сразу оказалось, что за морем живет много животных и птиц. И они все летели и бежали прочь. Они бы просто затоптали Крота и Пингвина, если бы Жирафчик не взял их вовремя к себе на спину. Летучие мыши летали в воздухе и сеяли панику, то есть кричали безо всякого толку: "Пожар! Караул! Горим! Помогите!" "Зря мы плыли за море", - сказал Страус. "Я, конечно, не боюсь огня, - сказал Дракон, - но, может быть, нам лучше вернуться на корабль?" "Нет! - сказал Жирафчик. - Мы ведь с вами отважные мореплаватели! Мы победили бурю, мы пересекли море! Неужели мы не справимся с пожаром?" В это время все посторонние звери, которые спасались от огня, уже убежали кто куда, и перед лицом пожара остались только наши путешественники. Там, куда убежали звери, виднелась туча пыли - а там, откуда они прибежали, виднелись клубы дыма, и они приближались. "Бегите!" - запищали летучие мыши. "Нет!" - сказали все в один голос. И принялись готовить ловушку для огня. Это было очень тяжело. Огонь приближался, от дыма слезились глаза. Крот рыл траншею, Страус помогал ему своими огромными мускулистыми лапами, Крокодил зубами, Дракон - хвостом. Летучие мыши летали туда-сюда. А Жирафчик смотрел вперед, вытянув шею, и следил, как приближается огонь. "Пора!" - закричал Жирафчик. "Отойдите все!" - закричал Дракон. Все отошли назад; Дракон стал перед траншеей, чтобы дохнуть огнем. Это, казалось бы, странно, огня и без того хватало, зачем еще поджигать? Но это был такой хитрый прием: если стена огня натолкнется на другую стену огня, она, скорее всего, погаснет, потому что просто нечему будет гореть. Вдруг Жирафчик, который все еще смотрел вперед, увидел, что по полю удирает от пожара еще один зверь. Он был очень маленький, вроде мыши, у него были коротенькие лапки, и видно было, что он очень устал. "Подожди!" - крикнул Жирафчик Дракону. Наклонился, как подъемный кран, и схватил убегающего зверя за шиворот. И как только Жирафчик поднял незнакомого зверя, Дракон растопырил свои три головы и дохнул огнем сразу из трех пастей. Перед стеной огня встала новая стена огня; они столкнулись. Сперва зверям показалось, что ничего не получилось, что все напрасно - но вот огонь стал меньше, еще меньше, а потом он упал в траншею, которую звери вырыли вместе с Кротом, и там совсем погас. Как они обрадовались! Все они были черные от сажи и дыма, все в земле, а Крокодил еще и плевался от застрявшего в зубах песка. Но они победили пожар! Летучие мыши кувыркались в воздухе, как сумасшедшие; все так танцевали и обнимались, что даже забыли про маленького зверя, которого Жирафчик спас от огня в последний момент. А зверь стоял в сторонке и ждал. А когда они немного угомонились, зверь выступил вперед и сказал очень тонким, дрожащим от волнения голоском: "Спасибо, чужестранные звери! Вы не только спасли меня - вы спасли нас всех! Чем я могу отблагодарить вас?" Он говорил с акцентом. Все путешественники окружили благодарного зверя. У него были большие круглые уши, чем-то похожие на мышиные. И маленький хвостик. И еще у него была одна примета, которой у мышей не бывает. "Кто ты?" - спросил любопытный Дракон. "Я Слон", - гордо сказал маленький зверь и махнул в воздухе своим длинным хоботом, таким тонким, как пипетка. "Не может быть! - сказали все в один голос. - Слоны ведь преогромные!" "Это смотря с чем сравнивать", - сказал маленький Слон и покраснел. Как они все вместе поплыли домой А через несколько дней путешественники поняли, что домой-то им не доплыть, если они не найдут другую мачту. Жирафчик, конечно, хорошо держал парус, но вот только на весь обратный путь у него не хватит сил. Они стали искать другую мачту, но деревья в этой стране росли не прямые и высокие, а низкие и кряжистые. Из них хорошо было делать деревянные игрушки маленького дракона, например. Но мачту из них нельзя было сделать. Однажды, когда Жирафчик с тоской смотрел на море, а маленький Слон его утешал - на горизонте показалась какая-то полосочка. Она приближалась и делалась больше, и скоро Жирафчик увидел, что это плывет их мачта! Он поскорее позвал всех на берег. Все столпились и стали ждать. Всем удивительно было, как это мачта их нашла. И еще удивительнее, что она плывет так быстро, будто у нее есть моторчик! А когда мачта приплыла совсем близко, и Жирафчик попытался вытащить ее из воды - вот тогда-то оказалось, что моторчиком при мачте работает Толстый Червяк. Все они впервые в жизни видели этого Червяка и немножко растерялись. А Червяк - тот не растерялся вовсе. Тот сразу стал кричать и возмущаться неизвестно чем. Что оказалось? Бобры, когда валили деревья для постройки корабля, не заметили, что под корой будущей мачты спит Червяк. И Червяк тоже поначалу не заметил, что живет теперь не в дереве, а в мачте. И спал себе спокойно до самой бури - и проснулся только тогда, когда мачта уже сама была кораблем, плавала по волнам как попало и Червякова кровать была полна воды. Ох как он начал браниться! Особенно когда из воды высунулась рыбья морда и захотела его сожрать. Пришлось Червяку потрудиться. За все дни, что он был в пути, он так вырос и окреп, что мог плавать не хуже акулы, да еще толкать перед собой тяжелую мачту. Куда плыть, он определял ночью по звездам; наконец, он добрался до далекого берега, встретил там путешественников и тут же рассказал им все, что думает про невежд, которые ломают чужие дома и при этом едут за море, хотя приличному человеку и дома хорошо. Друзья успокоили, как могли, Сварливого Червяка. И поскорее взялись чинить корабль; они заново установили мачту, так что никакая буря теперь не могла сломать ее. А когда они пустились в обратный путь, в мачте у них жил Червяк, а на корме жил маленький Слон, который так подружился с Жирафчиком, что не хотел с ним расставаться. (Кто-то, может быть, и удивится, что Слон оказался таким маленьким. Может быть, другой зверь на месте Жирафчика вообще был бы разочарован. Но только не Жирафчик! Он прекрасно знал, что размер - не главное). Вот и все Они добрались домой безо всяких приключений. Весь город встречал их на причале, а на хвосте у Строгого Павлина было написано мелом: "Слава путешественникам!" И теперь в их обыкновенном спокойном городе есть все. И даже свой Слон есть.