Остров Королевы

Джейкс Брайан

Новые приключения в Лесу Цветущих Мхов!

Грозный кот Вриг Феликс коварством захватил власть на зелёном острове. Всех мирных жителей ждёт страшная участь — новый правитель не знает жалости и ненавидит даже своих близких. Но в аббатстве Рэдволл уже подросла выдра Тайра — юная воительница, готовая без раздумий встать на защиту добра и справедливости. Отряд воинов во главе с Тайрой отправляется в далёкий поход, и множество невероятных событий превратят обычную обитательницу Рэдволла в Королеву зелёного острова. Древнее пророчество сбылось — легендарная корона найдёт самого достойного!

ЗАБЫТАЯ КНИГА

КНИГА ПЕРВАЯ

1

Шторм завывал раненым зверем. Океан на юго-западе бесновался, ветер взбивал тёмные волны в кипящую белую пену, вздымал их почти до тяжёлых свинцовых туч, рваными космами дразнящих водную бездну. Молния вспарывала небеса, гремел гром. Воды озёр, заводей, речек и ручьев Зелёного острова рвались из берегов, деревья размахивали кронами, рассыпая листья и ветки.

Крупный морской ястреб-скопа не замечал буйства природы. Ему угрожала более серьёзная, смертельная опасность. Могучие когти птицы, правда, разорвали ловчую сеть, остатки одурачившей его приманки он выплюнул. Но не так просто оказалось освободиться от шипастой колючки, скрытой в предательской приманке. Острые шипы глубоко вонзились в клюв крылатого хищника, кровь ручейками стекала по шейному оперению. А рядом, выжидая благоприятного момента, чтобы прикончить добычу, кружили два молодых диких кота-охотника.

Вриг Феликс, вождь боевых котов Зелёного острова, опершись на ствол поскрипывавшей на ветру осины, презрительно наблюдал за неуклюжими прыжками своих потомков. Он повернулся к постоянной помощнице и советчице кунице Атунре.

— Г-рр-мау-у, танцы-выкрутанцы какие-то, а не охота. Лягушки ленивые, а не охотники.

Атунра отскочила, потому что сыновья Врига разом прыгнули назад, спасаясь от взмаха когтистой птичьей лапы.

2

К югу от Рэдволла уже бродила по лесу ещё одна ватага разбойников: шайка речных крыс, числом восемь, атаман — Хриплый Обжора. Они сбились вместе, отстав от разных крупных банд нечисти. Промышляли эти вредные водные крысы грабежом и разбоем, без всяких сопливых сомнений убивали и калечили тех, кто имел несчастье попасться им в лапы, а мечты их устремлялись к светлому будущему, когда они станут грозой всех лесов. Пока что этим желанным будущим и не пахло, за мелкими успехами следовали крупные неудачи, но Хриплый Обжора не терял уверенности и присутствия духа.

Ласковое послеполуденное солнце пригревало берег тихой речки. Крысы валялись на берегу у самой кромки воды, пытаясь поймать рыбу, бродили по лесу в поисках птичьих гнёзд со свежими яйцами. Хриплый Обжора до таких низменных занятий не опускался. Он вождь по праву: по силе, по весу, по наглости. Развалившись у костра, атаман поверх своего объёмистого брюшка следил за сизым дымком, поднимающимся к кронам деревьев.

Прихромал Висячая Лапа, помахал пойманным окуньком.

— Глянь, атаман, какая рыбёха!

— Х-хе… Муха-кроха, а не рыбёха, — презрительно процедил атаман. — Сунь своего малька в костёр, на угольки, да дуй за новой, побольше.

3

За дальними морями, на неведомом Зелёном острове, среди живописных заливных лугов, над болотами и ручьями возвышалось крепкое сооружение из толстых сосновых брёвен. В давние сезоны эта крепость принадлежала выдрам племени Живая Вода, но теперь служила оплотом диким котам. Предки Врига Феликса завоевали остров и поработили выдр. Лишь небольшая часть изгнанников не покорилась пришельцам, остальные прозябали в рабстве, обслуживая повелителя и его войско. Крепость находилась на самом берегу озера, выступая в него мощными бревенчатыми мостками на каменных устоях.

На подоконнике лестничного окна главной башни устроилась леди Хладвига, супруга Врига Феликса. Перед ней стояла куница Атунра, советница вождя. Первая леди беспокойно помахивала черным хвостом, ёжась в отороченном мехом плаще и ожидая, когда можно будет подняться в верхнее помещение башни.

На ступеньках лестницы, чуть пониже, ссорились сыновья. Несколько хиловатый Питру превосходил брата, невысокого Джифру, свирепостью и наглостью. Он ударил Джифру и зарычал:

— Я буду повелителем Зелёного острова!

Джифра отшатнулся и отпрыгнул поближе к матери.

4

Застольная тема ужина в Большом зале — приключения Тайры и её друзей. Юную выдру усадили рядом с Командором, аббатисой Ликианой, тётушкой Берби, кротоначальником, хранителем погребов. Тайра довольно скромно поведала о событиях лесного похода.

— Благородный поступок, — похвалила настоятельница. — Вы спасли жизнь птицы, к тому же не испугались схватки с врагом, у которого был двойной численный перевес. У вас храбрая дочь, Командор.

Бандж лучится улыбкой.

— Жаль, матушка твоя не дожила до этого дня. Она все время повторяла, что Живая Вода — воинственный клан из неведомых далей. Ты тому доказательство, Тайра.

Тайра отважилась задать вопрос, над которым она уже не однажды размышляла:

5

На рассвете Тайра поднялась с ощущением неудовлетворённости, невыполненности чего-то, чему она и сама не могла подыскать определения. Спешно одевшись, она сбежала по лестнице. Обычно молодой здоровый аппетит гнал её на кухню, но в этот раз она прямым ходом выскочила наружу. Летнее утро, трава под ногами ещё тяжела от обильной росы. Зелень газонов пестрит множеством ромашек, лютиков, колокольчиков, одуванчиков, мать-и-мачехи, сон-травы, разрыв-травы, оборонь-травы… Она остановилась у северо-западного угла, прислушалась к переливам птичьего пения, к звону жаворонков, к воркованию лесных голубей за восточной крепостной стеной.

Запели ещё два голоса: нестройно, неуклюже, хрипло. Кромка и Командор возвращаются с рыбалки! Встреча с ними означала отеческую заботу и ненужные расспросы: почему не спишь, почему вышла, почему не завтракала, а как спалось, а не болит ли голова… Тайра шмыгнула за угол, чтобы выждать, пока развесёлая парочка пройдёт мимо и исчезнет в здании.

Наконец дверь за ними захлопнулась. Тайра покинула укрытие и продолжила бесцельно блуждать по двору. Она взобралась на стену и остановилась на северо-западном углу. Перед ней простиралась равнина. Далее, говорят, начинались холмы, горы, берег Западного моря. Большинство обитателей аббатства всю жизнь свою проводили в стенах Рэдволла. Тайра не отличалась от них, но, будучи выдрой, знала, что путешествия ей ещё предстоят. Она стояла, погруженная в неясные думы, и не заметила, что с неба на неё несётся что-то большое и тёмное. Неожиданно перед нею возник большой гусь-казарка, ещё больше спасённого ястреба. Почему он летит так низко, совсем один? Обычно гуси летают клиновидным строем. И совсем неясно, почему он устремился прямо к ней.

Гусь пошёл на посадку и неуклюже плюхнулся прямо на Тайру. К счастью, выдра оказалась достаточно сильной, чтобы удержаться вместе с птицей на стене, не рухнуть с головокружительной высоты. Они наконец расцепились и уставились друг на друга. Здоровенный темно-серый с белым гусь выглядел дружелюбно.

— С добрым утром! — вырвалось у Тайры само собой.

БЕЗУМЕЦ ОТКРЫТОГО МОРЯ

КНИГА ВТОРАЯ

13

Вриг Феликс, способный командир и хитрый тактик, титул полководца носил не за здорово живёшь. Он, конечно же, выслал вперёд шестерых скаутов прочёсывать местность. Вскоре после полудня разведчики обнаружили след, ведущий к берегу реки. На берегу коты-следопыты задержались, поджидая основные силы.

Спрятавшись за рекой, выдры наблюдали за разведкой Феликса. Рядом с Лагунным в кустах притаились Колан и Банья. Колан сжимал своё привычное оружие — весло. Он легонько подтолкнул друга:

— Ты, Лидо, не ошибся, как всегда. Они уж тут как тут. Хоть и не все пока. Что делать будем?

Лидо не отрывал глаз от разведчиков противника.

— Подождём. Скоро Феликс появится. Оценим, сколько их.

14

Над аббатством только что взошло солнце. Сестра Подснежничек внимательно следила, как брат Библ загружает поднос для Деда Квелта.

— Ещё мёду в овсянку Квелта, пожалуйста. И ягод, ягод добавьте, брат Библ. Благодарю вас.

— Кушайте на здоровье. Да, слышали новость? Тайра покинула нас. И Пандиона прихватила, нет худа без добра.

Сестра Подснежничек чуть не уронила поднос.

— Как? Почему? То есть…

15

Рассвет порадовал компотом из серого, немытого неба, мелкой мороси и промозглого клочковатого тумана. В пещере, прибежище выдр, едкий дым стоял столбом. Лидо поскользнулся и оперся на хвост, чтобы не рухнуть на пол. Колан схватился за стену и, кашляя от дыма, крикнул наружу:

— Зажгите факелы, здесь ничего не видно!

Но и с факелами они не смогли обнаружить в пещере ничего толкового.

— В пещере ни души, Колан. Куда они все подевались? — удивилась Банья.

Лидо обнаружил источник дыма.

16

В открытое окно библиотеки врывались вопли играющей на лужайках детворы. Дед Квелт, сестра Подснежничек и трое молодых друзей сидели у длинного полированного стола. Сестра придерживала одной лапой прощальное письмо Тайры, другую положила на толстый том в зелёной обложке.

— Решение где-то между ними. Нужно внимательно изучить наметки, оставленные нам Тайрой, и сравнить их с подсказками, найденными в книге. Но их ещё искать и искать.

Гирри подавил зевок.

— Пора бы чайку попить…

Дед Квелт глянул на него поверх очков.

17

До Летних лужаек пришлось добираться через горы. Уже темнело, когда выдры взобрались к краю обширного кратера. Сидящий на плечах Лидо выдрёныш сонными глазами озирал озеро, дремлющее в котловине жерла угасшего вулкана. Темным матовым пятном оно закрывало дно гигантской воронки.

— Дяденька Лидо, это Летний лужок там, внизу?

Лидо улыбнулся.

— Нет, милый, это место называется Окаянный омут. Летние лужайки красивые, весёлые, тебе там понравится.

Дидеро, заглянув вниз, содрогнулась.