Рэдволл

Джейкс Брайан

Стояло лето Поздней Розы, когда над стенами аббатства Рэдволл нависла зловещая опасность. Спастись можно, лишь отыскав легендарный меч Мартина Воителя.

…Читателей всех возрастов ждут захватывающие приключения, ярки персонажи и таинственный заповедный мир мышиного аббатства Рэдволл.

Прим. от автора электронной версии:

Порядок издания в серии отличается от хронологического порядка книг. Порядок в серии — 1, хронологический порядок 9.

Это книга — первая редакция 1997 года, без купюр. Во второй редакции 2002 книга называется Воин Рэдволла и отличается урезанным переводом.

Начиналось лето Поздней Розы. Страна Цветущих Мхов мягко мерцала в туманной дымке, купалась в нежных росах рассвета, расцветала под солнечными лучами полдня, таяла в малиновых сумерках заката, который сменяла мягкая темень июньской ночи. Среди болот, что тянутся вдоль старой южной границы, высятся красные стены аббатства Рэдволл. С одной стороны к стенам аббатства подступает тенистый Лес Цветущих Мхов, с другой — открывается вид на волнистые просторы лугов, а древние западные ворота смотрят на пыльную дорогу. Сверху аббатство выглядит темной брошкой с самоцветами, скрепляющей два раскинутых по земле плаща: светло-зеленого шелка и темно-зеленого бархата. Мыши-Основатели сложили стены аббатства из красного песчаника, что добывали в карьере за много миль отсюда, на северо-востоке. Южная стена аббатства покрыта плющом. Осенью его листья превращаются в пурпурную мантию, возвеличивающую славное имя аббатства Рэдволл.

Книга первая. СТЕНА

1

Шлепая огромными сандалиями, в слишком большом, мешковатом одеянии, Матиас пробирался вдоль стен аббатства. Выглядел он донельзя нелепо, к тому же из-под складок послушнического одеяния робко высовывался кончик хвоста. Заглядевшись на безоблачное небо, Матиас споткнулся, и из корзины, которую он нес, высыпались на траву лесные орехи. Окончательно запутавшись в своем огромном балахоне, Матиас покатился кувырком. Бум! Мышонок испуганно пискнул. Потирая ушибленный нос, он не сразу понял, что шлепнулся прямо под ноги аббату Мортимеру, настоятелю обители.

А поняв это, Матиас проворно поднялся и принялся поспешно собирать орехи обратно в корзину; стараясь избежать сурового взгляда аббата, он бормотал неуклюжие оправдания:

— Э-э, простите, отец настоятель. Я, видите ли, споткнулся. Наступил на капюшон, то есть на балахон…

Аббат строго щурился поверх очков. Опять этот Матиас! Что за сорванец: ведь совсем недавно, зажигая свечи, он подпалил усы престарелому брату Мафусаилу! Но вскоре аббат сменил гнев на милость. Маленький послушник суетился в траве, пытаясь собрать гладкие лесные орехи, так и норовившие выскользнуть у него из лап. Строго покачивая седой головой, чтобы скрыть улыбку, аббат Мортимер нагнулся и помог собрать рассыпанные орехи.

— Матиас, Матиас, сын мой, — проговорил он назидательно, — когда же ты наконец остепенишься, научишься держать себя с подобающим достоинством! Вряд ли ты сможешь стать членом Ордена, если вечно носишься повсюду, ухмыляясь от усов до хвоста, словно полоумный кролик! — Матиас бросил в корзину последний орех и теперь стоял, неуклюже переступая обутыми в огромные сандалии лапами. Как рассказать о своей мечте?

2

Высоко стоявшее солнце пригревало Клуни Хлыста. Дорогу Клуни! Он был большой злобной крысой с жесткой шерстью и изогнутыми зазубренными клыками. Один глаз, выколотый в бою пикой, закрывала черная повязка. Клуни лишился глаза, но поднявший на него пику лишился жизни! Одни полагали, что Клуни из португальских крыс, другие говорили, мол, он из заокеанских джунглей. Но толком никто ничего не знал. Клуни был корабельной крысой — самый крупный и свирепый грызун, который когда-либо спрыгивал с корабля на берег. Серые и розовые шрамы покрывали все его мускулистое черное тело — от кончика влажного носа, узкого желто-зеленого глаза и зловеще торчащих рваных ушей, через изуродованную зубами врагов спину, до длиннющего хвоста, из-за которого Клуни и прозвали Хлыстом! Сейчас он ехал в телеге с сеном — без возницы, в компании пятисот своих сородичей. Пестрое сборище помоечных, гостиничных, водяных и портовых крыс составляло могучую армию. Армию Клуни — трепещущую перед ним и покорную ему. Краснозуб, его заместитель, держал свой длинный шест — боевой штандарт Клуни. Шест был увенчан черепом хорька. Клуни убил хорька! Он не боялся никого на свете. Напуганная крысиным запахом, лошадь мчалась без остановки. Клуни мало заботило, куда его приведет дорога. Вот лошадь галопом пронеслась мимо врытого у дороги столба с надписью: «Аббатство Рэдволл, 15 миль». Клуни плюнул через борт телеги на двух игравших в поле кроликов. «Вкусненькие! Жаль, что проехали мимо», — подумал он.

Высоко стоявшее солнце пригревало Клуни Хлыста. Клуни — бог Войны! Дорогу Клуни!

3

Внизу, под Большим залом Рэдволла, в другом большом зале, который мыши называли Пещерным, ярко сияли свечи. Что за праздник будет сегодня!

Матиас и брат Альф поймали крупного хариуса. Они боролись с рыбой почти два часа, пока наконец не вывели ее на мелководье и не вытащили на берег. В ней было почти два фунта веса — достойная награда искусным и сильным рыболовам! Но как ее дотащить в Рэдволл?! Пришлось позвать на помощь барсучиху Констанцию: она схватила рыбину зубами и принесла ее в кухню аббатства. Затем она распрощалась с мышами-рыбаками — вечером они еще встретятся на праздничном ужине, на который были приглашены многие жители Страны Цветущих Мхов. Брат Альф и Матиас гордо стояли возле хариуса, пока наконец монах Гуго не обратил на них свое внимание. Несмотря на то что был ужасно занят, толстяк Гуго (он любил, чтобы его называли «монах») оставил все кухонные дела. Отирая пот со лба одуванчиком, который держал хвостом, он вперевалку подошел к рыбине и придирчиво осмотрел ее:

— Хм, прекрасная блестящая чешуя, глаза ясные, и совсем свежая!

Гуго улыбнулся во весь рот — так, что все его лицо покрылось ямочками и складками. Он благодарно потряс лапу Альфа и от души похлопал Матиаса по спине, все время причмокивая губами и выкрикивая:

— Нацедите белое крыжовенное вино! Несите розмарин, тимьян, буковые орешки и мед! Живо! Пошевеливайтесь, друзья, пошевеливайтесь!

4

Клуни злобно рычал — он был явно не в духе. Вконец обессиленная, лошадь встала. Это не входило в планы Клуни — какой-то бес нашептывал ему, что надо ехать дальше. Единственный его глаз зловеще прищурился. Вассалы Клуни наблюдали за своим повелителем. Хорошо его зная, они почитали за благо держаться от него подальше: в таком настроении, как сейчас, он был непредсказуем и опасен.

— Эй, Череп! — рявкнул Клуни. Сено зашуршало, и возле Клуни появилась безобразная морда.

— Чего изволите, хозяин? Своим мощным хвостом Клуни вытащил Черепа из сена — тому сегодня явно не повезло. Он весь съежился, чувствуя, как грязные острые когти впиваются в его шкуру. Клуни кивнул в сторону лошади:

— Вспрыгни-ка этой кляче на спину и кусни ее хорошенько. Иначе ленивая скотина не сдвинется с места.

Череп нервно облизал сухие губы:

5

Василика и Матиас тем временем подружились. Они были сверстниками, и, несмотря на разные характеры, у них нашлось нечто общее: симпатия к двойняшкам Тиму и Тесс. Весь вечер они забавлялись и играли с малышами. Наконец Тесс вскарабкалась Матиасу на колени и заснула, а Тим задремал, уткнувшись в бархатистую шерстку Василики. Она с улыбкой сказала Матиасу:

— Милые малютки, до чего же мирно они спят.

Матиас согласно кивнул. Глядя на них, полевка Колин со смехом заявил во всеуслышание:

— Вы только посмотрите на Матиаса и Василику! Возятся с этими сосунками, ни дать ни взять — солидная супружеская чета! Ну, комар меня задери!

И тут же он услышал строгую отповедь брата Альфа: