Не знаешь, что найдешь...

Джеймс Арлин

Аннотация

Позади отчий дом, ставший чужим. Впереди пугающая неизвестность. Так думала Кэсси, пускаясь в неблизкий путь на смотрины к своему жениху, найденному по брачному объявлению. Дома остались малолетний сынишка и пятеро младших братьев, которых ее непутевый отец и молодая мачеха собираются отдать в приют. Вся надежда на то, что заочный жених не только возьмет Кэсси в жены, но и предоставит кров шестерым сорванцам. Правда, сам он о таком «довеске» еще не знает...

Арлин Джеймс

Не знаешь, что найдешь...

OCR & SpellCheck: Larisa_F

Джеймс, Арлин. Не знаешь, что найдешь...: Роман/Пер. с англ. Л. Коробковой. – М.: ОАО Издательство «Радуга», 1997. – 208 с. – (Серия «Любовный роман», 140)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Заунывный гул мотора разбудил Кэсси, да к тому же в автобусе было нечем дышать от стойкого запаха сигарет. Табачный дым разъедал глаза. Распрямляясь в кресле и расправляя шею, она ощутила такую боль, что заскрежетала зубами. Ей казалось, что поездка в автобусе будет своего рода приключением, но пока надежды не оправдывались. Горло болело от пролитых ею слез при расставании со своими близкими, которых она оставила в Западной Вирджинии. Покидать родной край оказалось на удивление трудным делом, а прощание с мальчиками и Питом... тяжелее этого она ничего не могла припомнить. Дорогой Пит... Он смотрел на нее огромными доверчивыми глазами, крепко ухватившись своей маленькой ручонкой за руку Доди. На его личике была растерянность, но он улыбался. Кэсси пообещала ему, что очень скоро они снова будут вместе. Он согласно кивнул ей в ответ, но глаза его были полны слез. Сев в автобус, Кэсси почувствовала облегчение. Она взглянула на мальчиков еще раз: они стояли все вместе, мужественно улыбаясь, и махали ей руками. Их лица светились надеждой. Глядя на них, Кэсси почувствовала, как к горлу подкатил ком и заныло в груди.

Закрыв глаза, она стала молиться. У нее все получится. Ошибки просто не должно быть, пути назад нет. Не осталось ничего, к чему можно было бы вернуться. В Техасе же у нее вновь может появиться муж, семья и дом. В Техасе она с мальчиками будет в безопасности, если только... Но нет, не следует так думать. Леон Парадайз оказался настолько добр, что оплатил ей дорогу. В течение нескольких месяцев они переписывались. Он не стал задавать слишком много вопросов, когда она вначале отказала ему, а потом передумала и приняла его приглашение приехать в Техас. Вероятно, Леон не будет таким, каким был Джоз, но и похожим на ее отца, к счастью, он тоже не будет.

В наше время, наверное, покажется странным, что мужчина в поисках жены дает объявления. Но для такого поступка требуется гораздо больше мужества, чем для того, чтобы совратить семнадцатилетнюю девицу. Впрочем, «мачеху» Кэсси даже в то время нельзя было назвать невинной девицей. Марлин была по-своему под стать Чинцу Эстербриджу. Что называется, два сапога пара: она – избалованна, самодовольна, с авантюрной жилкой, он – эгоистичен и задирист. Вместе они превратили жизнь Кэсси, ее маленького сына и братьев в сущий ад. Поэтому, что бы ни ждало ее впереди, хуже того, что есть, уже не будет. Конечно, та жизнь, которая была у нее с Джозом, не повторится, ведь не может женщине так везти дважды. Зато теперь у нее есть Пит, сын Джоза.

Как бы там ни было, лучше не заглядывать вперед. Возможно, Леон Парадайз даже не захочет слышать о ней, когда узнает все. Особенно когда она расскажет ему о мальчиках, если вообще придется о них рассказать. Ведь до этого дело может и не дойти.

«Я не страдаю от своего уединения, – писал Леон в одном из писем. – Хотя, признаюсь, иногда испытываю одиночество, живя здесь один-одинешенек на 20 тысячах акрах земли. Но я ни на что не променяю свою жизнь. Мне здесь очень нравится. Я люблю работать на ранчо. Некоторые люди, оказавшись в здешних местах и оглядываясь вокруг, видят лишь пустыню в окружении скалистых гор. Я же вижу во всем этом свободу. Я ощущаю себя настоящим ковбоем, одним из тех, кто на протяжении нескольких поколений научился понимать, что такое Запад и что значит «быть самому себе хозяином». Нет, я не страдаю от одиночества, но все-таки очень хочется иметь рядом жену, партнера, друга, близкого человека, с которым можно было бы всем этим поделиться. Мне кажется, Вы могли бы стать таким человеком, и нам нужно это выяснить».

ГЛАВА ВТОРАЯ

Кэсси разрезала омлет, поверх которого лежали сыр, лук и красный стручковый перец, поддела кусочек вилкой и поднесла ко рту. Улыбаясь Леону, начала жевать, откусив при этом довольно много перца. Рот ее мгновенно обожгло огнем. С полным ртом она тихо закашлялась, в глазах появились слезы.

Леон обеспокоенно посмотрел на нее.

– Что-нибудь не так?

Кэсси покачала головой, слабо улыбнулась и быстро проглотила, не прожевав, яйцо, лук и перец.

– Все замечательно! – выдавила она из себя. По щекам ее катились слезы.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Находиться рядом друг с другом оказалось совсем не трудно. Ни он, ни она не ожидали, что будет так легко. Ни Кэсси, чья жизнь проходила среди прохладных зеленых горных склонов Западной Вирджинии, чья жизнь, дом и сердце всегда были заполнены семьей и друзьями. Ни Леон, ковбой из Техаса, осевший в пустыне, среди песков, привыкший жить в уединении. Кэсси, едва доучившись в средней школе, вышла замуж в шестнадцать лет, а в девятнадцать овдовела. Леон же закончил колледж и был специалистом по скотоводству. Кэсси постоянно напевала нестареющие мелодии своего края, избегая, как и Джоз и его мать, современной музыки. Леон же, если у него было настроение, подпевал любой песенке. А с тех пор, как Кэсси появилась в его доме, он часто бывал в хорошем настроении.

Леон, говоря, что у него работы немного, тем не менее уходил из дому на рассвете. Кэсси, настоявшая на своем, готовила ему завтрак и еще давала еды с собой. Еда эта отличалась от той, к которой он привык (он любил все поострее), но это не имело значения. Кроме того, Кэсси принялась наводить порядок в доме. Она стала по-своему все передвигать и перекладывать, даже составила список продуктов, хранившихся на кухне и в кладовке. Леон не предполагал, что у нее так много дел в его отсутствие. Но, говоря по правде, он не возразил бы, если бы в один прекрасный день увидел свой дом совершенно преображенным, в каких-нибудь занавесочках с розовыми бантиками. Главное – что в доме была Кэсси, радовавшаяся его приходу.

Каждый день Леон работал как сумасшедший и возвращался домой далеко за полдень. Он сразу же направлялся к водяной мельнице и вставал под душ. Стоял на солнцепеке в джинсах, чтобы не смущать наготой Кэсси и в какой-то степени сдерживать собственное желание. Он часто спрашивал себя, как бы повела себя Кэсси, увидев его обнаженным под душем, ведь это могло произойти с ними в любую минуту. Почти с первого дня она встречала его на крыльце с чистым полотенцем и одеждой. Потом снова заходила в дом, захлопывала дверь, а он снимал вымокшие джинсы, вытирался досуха и быстро одевался, задаваясь вопросом: испытывает ли она столь же сильное, как и он, желание увидеть его обнаженным?

Очень часто рубашка, которую Кэсси подавала ему после душа, оказывалась для него полной неожиданностью. Разбирая его вещи, она находила среди них такие, о существовании которых Леон давно позабыл. Однажды она обнаружила майку, подаренную ему много лет назад и ни разу не надеванную. Эта майка в зеленую и оранжевую вертикальную полоску просто не шла ему. К счастью, она оказалась мала, и это порадовало Леона еще и потому, что наглядно показало, насколько со времени учебы в колледже он окреп и возмужал. В шутку он предложил ее выбросить, но Кэсси стала ругать его за такое расточительство и сказала, что майка вполне может пригодиться кому-нибудь еще. Помогая стащить ее, она коснулась его груди и, застеснявшись, повернулась и ушла, прижав майку к себе. Леон чувствовал в себе огромную силу и страстное желание. Но они уже обсудили эту проблему и решили, что будут вести себя разумно. В том, что оба испытывают влечение друг к другу, не было никакого сомнения. Сейчас надо было понять, смогут ли они жить вместе под одной крышей. Если нет, то ни один из них не обидится. А если да...

На этом «а если да» его заклинивало. Очень уж «разумно» их поведение. Никогда прежде он не встречал женщины, с которой было бы так легко, которая не возражала бы ему, была такой милой и такой сексуальной. Он все время льнул к ней, не упуская возможности дотронуться до нее: то обнять за талию, пока она стоит у раковины, моя посуду, то помочь сесть в седло, когда они выезжают вечером учиться верховой езде. Сидя рядом на диване, он не мог не обнять ее за плечи, а когда они расставались и каждый шел в свою спальню, он обязательно целовал ее, желая спокойной ночи. А потом часами лежал, не засыпая, мечтая о том, что вот сейчас она придет к нему, или уговаривая себя не ходить к ней.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Первое, о чем подумала Кэсси, проснувшись от яркого солнечного света, заливавшего комнату, было ее предстоящее замужество. Уже потом она поняла, что проспала. Леон обычно завтракал до рассвета. Она повернулась, чтобы по падавшим на каменный пол лучам определить время, и почувствовала боль. Ничего удивительного – после всех вчерашних приключений. Боль оказалась куда сильнее, чем она ожидала. Просто сесть на кровати и спустить ноги удалось с невероятным трудом. Боль пронизала ее всю. Руки были словно свинцовые. Встав на ноги, она вскрикнула. Ни одна мышца не сгибалась.

Откинув в сторону занавеску, в комнату вошел Леон с чашкой кофе. Его взгляд скользнул по Кэсси. На ней были старая майка и трикотажные шорты, но ей казалось, что она совершенно раздета. Слабо улыбнувшись, она взялась за поясницу и попыталась потянуться. С ее стороны это было ошибкой. С нескрываемым интересом он уставился на её приподнявшуюся грудь. Заметив это, она тут же приняла прежнее положение. Его желтовато-карие глаза заблестели.

– Что-то не так? – спросил он, поднося чашку ко рту.

Кэсси, смешавшись, кивнула головой.

– Я проспала, извини.