Берег скелетов

Дженкинс Джеффри

Юго-западное побережье Африки известно морякам как «Берег Скелетов», из-за огромного числа аварий, произошедших там. Это не только самое опасное побережье в мире, но и самое пустынное — и потенциально самое богатое… Во время войны судьба дала капитан-лейтенанту Британского королевского флота Пэйсу ключ к этому запретному месту. В условиях полной секретности, он был отправлен для смертельной игры в прятки с новым типом подводной лодки, которую немецкое Верховное командование отправило на испытания в те воды. Спустя годы, все еще обуреваемый воспоминаниями, он возвращается назад и снова бросает вызов тому, что держало Берег Скелетов свободным от вторжения человека в течение столетий.

Рисунки А. Голицына

Загадка блуждающей отмели

Двадцать один с половиной футов!… Я вздрогнул, и ледяная капля с моего отсыревшего капюшона, скользнув по щеке, образовала на ярко освещенной карте крохотную поблескивающую лужицу. Неприятное ощущение и страх снова вызвали у меня дрожь. Туман сгустился настолько, что стало трудно дышать. Редкий капитан не испытывает тревоги, встречая рассвет в окутанном туманом море, но нет ничего страшнее такого рассвета у Берега скелетов…

«Этоша» тяжело завалилась на правый борт, и новая капля влаги промчалась через складки карты. Поверх нее лежала фотокопия записи судового журнала. Извлеченная из пыльных архивов лондонской судоходной фирмы и написанная архаичным аккуратным почерком, копия сохраняла всю ветхость подлинника, несмотря на омолаживающий блеск, приданный ей волшебством фотографии.

Это было все, что сообщила мне страничка из судового журнала «Клан Альпайн».

«Пиккевин» идет на таран

Мы пришли в Валвис-бей перед заходом солнца. Джон стоял рядом со мной на мостике. Едва милях в пяти к югу показалась узенькая полоса мыса Пеликана, вдающегося в море у входа в бухту, умеренный ветер с суши внезапно сменился резким северным, и это означало, что в течение ближайших дней огромные волны будут яростно штурмовать берег.

«Этоша» приближалась к бухте со скоростью в семь узлов.

— Если бы мы плыли на паруснике, — заметил Джон, — нас уже не было бы в живых.

Губы у него потрескались от ветра, на шерстяном свитере виднелись пятна соли и краски; мой друг выглядел крайне усталым — он так и не отдохнул после всех пережитых нами треволнений, все время оставаясь на ногах.

Сильный ветер с суши, сталкиваясь в открытом море с северным, гнал короткие, частые волны.