В ЗИН-АЗШАРИ

Дженкинс Кассандра

Любительский фанфик по вселенной World of Warcraft. Описываются события, предшествовавшие началу Катаклизма в Азероте.

ПРОЛОГ. Несломленная

Под напором стихии одинаково рушились и королевские дворцы, и рыбацкие лачуги. Умирали ни в чем не повинные существа в лесах и в воздухе. Потоками смертоносной лавы рыдали разбуженные вулканы. В одно мгновение Великий Взрыв раздробил надвое огромный континент Калимдор.

Обессилена. Изуродована. Лишена всего.

Но не уничтожена…

Тяжело, словно первый раз в жизни, глаза ее распахнулись. Крик боли из самого ее естества был подавлен силой. Силой воли. Силой к жизни. Силой к отмщению.

«Не уничтожена!», — кричали ее изнемогающие суставы, сейчас неестественно выворачивающиеся. Но не физическая боль ломающихся костей сводила ее с ума. Источник Вечности, дающий питательную, насыщающую магию, был уничтожен Взрывом. Остаточная магия Источника жгла кожу, покрывая ее крупными волдырями. Сжигала внутренности, проходила насквозь. Ее разрушенный мир вращался в громадной воронке, которая никогда не остановит своего движения.

Часть первая. В Зин-Азшари. (14 июля)

Глава 1.Бессонница

Которую ночь правительница Терамора леди Джайна Праудмур, покрутившись в постели, выходила на обдуваемый морскими ветрами балкон, садилась в кресло, поджав босые ноги, и задумчиво расчесывала длинные пшеничные локоны. Внизу сонно мигал огнями один из главных портов Альянса в Калимдоре, и он тоже никогда не спал. Впрочем, Джайна все еще надеялась, что тяжелая сонливость вот-вот охватит ее, и проспит она суток двое подряд. Не меньше. В тихую ночь было слышно даже, как корабельные крысы грызут дыры в мешках с зерном и щелкают хвостами от удовольствия как бранятся матросы, пуская колечками терпкий дым.

Порт оживал к середине ночи, когда вместе с тяжелыми морскими волнами прибывал ночным рейсом сухогруз из Пиратской Бухты. Пристань заполнялась торговцами со всех концов Калимдора. То и дело хлопала входная дверь трактира; дождавшись рейса, покупатели стремительно покидали насиженные места и оставляли недопитым пиво.

Гоблины шумно рекламировали свои товары и проводили аукционы, не сходя с корабля. Иной раз поднимались скандалы, когда выяснялось, что одну и ту же партию черепашьего мяса купили несколько человек и даже дали задатки вот тому гоблину, который стоял…

— Куда запропастился этот зеленый сморчок?

— Да какие особые приметы могут быть у гоблина?!

Глава 2. Похищение

Солнце поднималось все выше, но под навес идти совсем не хотелось. «Раз в жизни можно», — рассудила леди Праудмур и потянулась за бутылкой сладкого вермута. В этом путешествии Джайна вообще многое себе позволяла. Наверное, это и называлось пуститься во все тяжкие. «Ну, а что такого», — наполняя бокал кубиками льда, размышляла Джайна, — «Гвинэн велела мне отдыхать. Я вела праведный образ… Сколько? Да всю свою жизнь я жила по правилам! И в награду мне досталось не вечное счастье, а сильнейшая бессонница».

Верхняя палуба на корме была отгорожена, чтобы ничто не мешало уединению леди. На шезлонге в хлопковом коротком платье белого цвета, щурясь от солнца и от попадавших в глаза локонов, Джайна наслаждалась видом спокойного лазурного моря. И то ли умиротворенное покачивание палубы, то ли так благотворительно подействовал на нее алкоголь, так редко ею употребляемый, но сама того не заметив, Джайна уснула.

Сон ее был крепок. Беспощадное полуденное солнце жгло ее лицо и оголенные части тела. Даже когда раздались первые крики матросов и залпы ружей, а потом в нарастающих звуках стало угадываться сражение с какими-то захватчиками, на корме царило безмятежное сонное царство.

Корабль ощутимо накренился влево. Повалился на бок бокал с растаявшим льдом и покатился к левому борту. За ним, тихо позвякивая, отправилась и пустая бутылка из-под вермута. Сияющее голубое небо заволокли тучи… Нет, черные щупальца, поднявшиеся из воды. Гигантские щупальца с легкостью обхватили каркас корабля, и под склизкими присосками затрещала палуба. Тогда же несколько матросов и капитан с ружьями в руках вбежали на корму.

А леди Праудмур даже тогда не проснулась, когда капитан Блэр начал трясти ее за плечо, сначала нерешительно, а потом все сильнее. Страх и обреченность мелькнули на лицах матросов. Захватчики-наги смогли добраться до леди первыми…

Глава 3. Возвращение героев

Поджарый тролль с ярко-оранжевым ирокезом и внушительными клыками, сгорбившись и ухмыляясь, оглушительно бил в свой барабан из кожи вепря. Трехпалой рукой тролль отбивал ритм и замирал, прислушиваясь, как с тихим гулом дрожит натянутая кожа. Неожиданно барабан стал расти, натянутая кожа растягивалась, а тролль радостно скакал вокруг него. Громоподобными залпами становился отбиваемый ритм, а сам барабан — размером с динозавтра из Кратера Ун-Горо.

Настойчивый стук и шум дребезжащей от сильных ударов двери окончательно разбудили Вождя орков. За окном только начинало светать. Поднявшись с кровати, застеленной шкурами степных львов, зеленокожий орк расправил широкие рельефные плечи, закинул за спину длинные косы черных волос и, не зажигая свечи, направился к двери, отгоняя назойливый сон о гигантском барабане.

По струнке смирно вытянулся молодой кор’кронский гвардеец.

— Вождь, к вам гонец с письмом.

Если его бесцеремонно будили среди ночи, это могло означать только одно. Джайна Праудмур отправила ему письмо. Тераморские гонцы, мягко говоря, недолюбливали адрес получателя — Оргриммар, Вождю Орды Траллу. Стремительным галопом под покровом ночи они пробирались к западному входу столицы Орды. Гвардейцы хмурились, рычали, но шли за Вождем. Тошнотворный человеческий запах, исходящий от конверта, неимоверно злил орков, и гонцы Терамора перестали передавать корреспонденцию страже, чтобы те сами относили ее Вождю. Несколько раз отвращение брало вверх над долгом, и письмо Джайны оказывалось на дне оргримарского озера, не дойдя до получателя.

Глава 4. Праздник

Ликовал Азерот.

Дворфы Стальгорна откупоривали бочки с лучшим вином, щедро разливая его всем в округе. Танцевали зажигательную джигу гномы. Маги Даларана пускали разноцветные фейерверки и салюты. Благоухающим дождем сыпались на улицы Луносвета лепестки магорозы, приветствуя эльфийское подразделение Орды.

Застигнутые радостным событием в нейтральных городах гоблинов представители Орды и Альянса заговорщицки переглядывались, зная, это их общая победа. За праздничным столом в тавернах и трактирах таурены чокались с ночными эльфами, передавали друг другу блюда. Веселился Азерот, что было сил, до самого утра.

Основные праздники, конечно, проходили в главных столицах фракций: Штормграде и Оргриммаре.

Тесные улочки и закоулочки Штормграда заполонили танцующие и поющие. Стремительно сколачивали деревянную сцену, вечером ожидались концерты и выступление короля Вариана Ринна. У причалов Штормграда образовалась очередь из кораблей, переполненных желающими отметить такое событие в столице. Вездесущие гоблины оперативно организовали в разных концах города лотки по продаже алкоголя и легких закусок, но в квартал дворфов их не пустили.

Глава 5. Подсознание

На исходе четвертого дня, проведенного в Зин-Азшари, леди Праудмур впала в отчаяние. Она беспрепятственно гуляла по сухопутным улочкам города: ни стражники, ни королева ею вообще не интересовались, а значит, сбежать отсюда было действительно крайне сложно. Джайна даже нырнула в подводную часть города, пытаясь осмотреть тамошние ходы и улочки, но на задержанном дыхании далеко не уплывешь. Набравшись храбрости, Джайна даже пыталась наколдовать подводное дыхание, но в первые же секунды чтения заклинания тугие металлические браслеты накалились, кожа на запястьях покраснела и покрылась волдырями. Применение магии закончилось для девушки сильнейшими ожогами.

На исходе пятого дня Джайна была готова переступить через боль. Возможно, ей удастся выговорить заклинание телепортации, не срываясь на крик из-за насквозь прожигающих запястья браслетов… Но Плеть подери всех магов Даларана! На чтение заклинания требовалось целых десять секунд! Если браслеты выжигали ее кожу в две секунды, что будет через десять?

Тем не менее, на исходе шестого дня Джайна снова пыталась колдовать. На этот раз мгновенные заклинания. Она использовала заклинание быстрого перемещения. Мигая и искрясь, она исчезала в одном конце комнаты и тут же появлялась в другом, где неминуемо падала на колени, кусая губы и не давая крику вырваться наружу. Браслеты реагировали и накалялись моментально даже тогда, когда заклинание только формировалось в ее мыслях.

В седьмой день своего заточения леди Праудмур почти физически ощущала, как магия покидает ее тело, а вместе с ней и всякая надежда на освобождение. Джайна призывала себя собраться и здраво оценить ситуацию, найти выход, но мысли предательски разбегались.

С самого рождения Джайна была неразрывно связана с магией. Волшебная сила питала ее, с ней она добивалась головокружительных успехов, побеждала демонов и освобождала Азерот. Сильную волшебницу уважали и боялись. Без способности плести чары она была… бессильной, обычной женщиной.