Скромница и принц

Дженсен Кэтрин

Принц Антонио Бонифаче богат, красив, и он жаждет научить жизни и любви молоденькую неопытную девушку...

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ситуация оказалась еще хуже, чем он предполагал. Антонио Бонифаче вышел из лифта на десятом этаже вашингтонского небоскреба и уставился на табличку на тяжелой дубовой двери: «Клейн энд Клейн, реклама и связи с общественностью». Он сверился с адресом на бумажке и сжался, словно в ожидании удара. Он-то думал, что отправляется в дом к женщине.

«Делай не больше того, что требуется», - приказал он себе. Нужно просто объясниться с этой Марией Макферсон, клиенткой, которая наняла Марко Серило перед тем, как Антонио и Иммиграционная служба США выставили его из страны.

«Извините, мисс. Мистер Серило больше не работает в «Услугах королевского эскорта». Скажите, сколько вы заплатили ему, и я с удовольствием возмещу ваши расходы» - это все, что нужно сказать.

Что тут трудного? Правда, он не предполагал, что придется решать эту проблему в офисе.

Но отступать он не намерен. Он не позволит Марко трепать славное имя своей семьи. Бонифаче д'Апулия в древности занимали высокое положение при дворе Медичи, они поддерживали великих художников, включая Микеланджело и Леонардо да Винчи. Среди его предков были два папы и много выдающихся государственных мужей. Пока жив Антонио, ни одна шельма не посмеет запятнать это имя!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Обилие керамики из Сицилии, Таормины и Гротталье привело Марию в восторг. Яркие краски солнечного Средиземноморья создавали прекрасное настроение.

Антонио купил красивую вазу и фигурку черной лошади; их тщательно упаковали - для дальней дороги. Казалось бы, нелепо покупать то, что сделано в родной стране, но, наверное, там он так занят своими оливковыми рощами, что ему некогда ходить по магазинам.

Он хотел подарить Марии вазу, которая ей поправилась, но она увидела цену и вежливо отказалась. «Когда-нибудь я сама накоплю денег и приду сюда». Только она знала, что не придет. Все здесь было великолепно, но никак не вписывалось в ее бюджет.

Наконец на склоне дня они поехали обратно; Марии казалось, что она тает, раскинувшись на сиденье лимузина. Она не могла припомнить, когда чувствовала себя такой отдохнувшей, такой довольной. Если коллеги хотели ее унизить, то их затея провалилась. И Антонио, и весь этот день оказались изумительным подарком.

Машина подкатила к ее дому и остановилась. Мария собралась потянуться к дверце, но Антонио обхватил ее за шею, повернул к себе и нежно поцеловал в губы.