С тобой навсегда

Джохансон Инид

Первая любовь, первое настоящее чувство. Кажется, счастье будет вечным, а любимый навсегда с тобой. Но кто может отвести руку коварной судьбы? Предательство близких людей, непонимание любимого человека, неожиданная беременность — вот что ждет героиню романа. Сможет ли она преодолеть трудности, найти свое место в жизни и стать счастливой?

1

Клодия неуверенно протянула руку к альбому. Она уже много лет не заглядывала в него. Более того, даже боялась смотреть в ту сторону, где он стоял. Ей бы и сейчас выйти из библиотеки и опять на несколько лет забыть про этот фотоальбом, но что-то удерживало ее на месте.

Решительно усевшись за стол, вплотную придвинутый к мраморному подоконнику, Клодия машинально заправила за ухо мягкую непокорную прядь каштановых волос и после некоторого колебания открыла альбом.

Вот они. Ее воспоминания. Разбитые надежды.

Дрожащими пальцами Клодия провела по глянцевой поверхности снимков. Когда-то давно она убрала этот альбом на самую верхнюю полку — подальше с глаз. А вот теперь он почему-то оказался на столе. Должно быть, отец — больной, одинокий — просматривал его, сидя на том самом месте, где сейчас сидит она. Погруженный в свою печаль, что он искал в старых фотографиях? Ускользнувшее неведомо куда лето? Хотя бы слабый отзвук исчезнувшего счастливого времени? Кто знает…

Шестилетней давности снимок отца тоже был здесь, в этом альбоме. Гай Салливан — крупный мужчина в расцвете сил, обнимающий за плечи хрупкую белокурую красавицу, ставшую через три месяца его женой. Хелен, мачеха Клодии. Сейчас отцу уже пятьдесят два.

2

Неожиданное появление бывшего возлюбленного повергло Клодию в странное состояние — она будто оказалась в замкнутом пространстве — тесном, душном, таящем неведомую угрозу. И тишина. Гулкая тишина вокруг. Она не могла вздохнуть, не то что заговорить.

Да как он решился появиться здесь?! Как осмелился?

Постепенно, побеждаемая привычными звуками повседневной жизни, тишина начала отступать. Медленно-медленно. Послышался мелодичный перезвон напольных часов; гудение машины, которой Билл, новый садовник, подстригал газон; голос Эми — пустая оболочка слов, падающих в пустоту И бешеные удары сердца.

Брент изменился, но не слишком. Это была первая разумная мысль, пришедшая Клодии в голову. Хотя о какой разумности можно говорить, если вся ситуация совершенно невероятна?

Во-вторых… в-третьих… в-тридцатых… Брент Ситон, по-прежнему красивый, превратился теперь в импозантного мужчину. Когда-то чересчур длинные волосы теперь подстрижены по последней моде. Черты лица стали резче и выразительнее. Безупречно сшитый костюм, сразу видно из дорогого магазина, сидел на нем как влитой. Да, это вам не драные шорты и вытянутая майка, в которых он расхаживал в то памятное жаркое лето!..