Невероятное влечение

Джойс Бренда

После смерти матери надежды Александры Болтон на счастье рухнули: ради интересов семьи девушка отказалась от свадьбы и долгие девять лет жертвовала собой, заботясь о двух младших сестрах и отце, заливавшим горе джином. Обедневшей аристократке, вынужденной зарабатывать на жизнь шитьем, был уготован безрадостный удел старой девы, но одна случайная встреча изменила все… До знакомства с Александрой самый завидный жених Англии герцог Клервудский не знал отказа в любви. Но добиться взаимности от добродетельной, гордой мисс Болтон непросто даже такому красавцу и богачу. Впрочем, когда между Александрой и Стивеном вспыхивает невероятной силы влечение, исход этой истории кажется предрешенным. Увы, вспыльчивый характер герцога способен испортить даже самую красивую сказку.

Аннотация

После смерти матери надежды Александры Болтон на счастье рухнули: ради интересов семьи девушка отказалась от свадьбы и долгие девять лет жертвовала собой, заботясь о двух младших сестрах и отце, заливавшим горе джином. Обедневшей аристократке, вынужденной зарабатывать на жизнь шитьем, был уготован безрадостный удел старой девы, но одна случайная встреча изменила все… До знакомства с Александрой самый завидный жених Англии герцог Клервудский не знал отказа в любви. Но добиться взаимности от добродетельной, гордой мисс Болтон непросто даже такому красавцу и богачу. Впрочем, когда между Александрой и Стивеном вспыхивает невероятной силы влечение, исход этой истории кажется предрешенным. Увы, вспыльчивый характер герцога способен испортить даже самую красивую сказку.

Пролог

В глаза ударил яркий свет, и озадаченная Александра помедлила, не решаясь войти.

— Александра?.. — шепотом позвала ее с кровати мать.

Стены в комнате украшали золотисто бордовые обои, два окна спальни скрывались за мрачными портьерами. Комод из дорогого темного красного дерева был под стать кровати, а цвет постельного белья повторял теплые тона обоев. Единственное кресло в комнате тоже было насыщенно красным. Несмотря на мрачноватую обстановку спальни, сильный свет чуть не ослепил Александру.

— Я здесь, мама, — прошептала она в ответ.

И тут же поспешила к кровати, понимая, что медлить нельзя — ее мать Элизабет Болтон была при смерти и могла не дотянуть до следующей ночи. Она угасала с каждой секундой, пожираемая раком. До сей поры Александре удавалось сдерживать слезы. Она не плакала ни разу, даже когда отец сообщил ей о страшной, смертельной болезни матери. Неожиданностью это известие не стало: на протяжении многих месяцев Элизабет чахла на глазах Александры и ее младших сестер. Семнадцатилетняя Александра была самой старшей дочерью, и сейчас, в момент кризиса, именно ей предстояло сплотить семью.