Пламенный вихрь

Джойс Бренда

Она умела стрелять и ездить верхом не хуже любого мужчины, но для Сторм Брэг уже настала пора поменять одежды из оленьей кожи на бальное платье. Отправленная родителями в Сан-Франциско, она сразу же привлекает внимание всех до единого джентльменов-холостяков, но сама замечает только одного, Бретта д'Арченда, — а он вовсе не джентльмен. Полный жизненной энергии, самоуверенный, невероятно привлекательный, он добился успеха исключительно благодаря собственным усилиям и теперь присматривает жену, чтобы придать себе респектабельности. Но его околдовала дикая кошка из Техаса. Он не только теряет голову из-за Сторм, но она к тому же завладевает и его сердцем. Перед лицом надвигающегося скандала и потери репутации они вынуждены вступить в брак, — бурный союз вольнолюбивых душ, скрепленный лишь узами любви…

ПРОЛОГ

Западный Техас, 1858 год

— Давай! — кричала Сторм. — Давай, Ник, давай!

Очень высокая, в одежде из оленьей кожи, с толстой, свисавшей вдоль спины косой, она подпрыгивала рядом с толпой юнцов, собравшихся вокруг двух юношей, боровшихся в пыли. Худой, мускулистый парнишка был наверху, его бронзово-золотистая кожа поблескивала от пота. Он старался удержать своего массивного противника. Внезапно опорная нога Ника соскользнула в грязи, и в следующее мгновение он уже лежал на спине.

Сторм простонала и придвинулась ближе.

— Ты сможешь, Ник, сможешь! — крикнула она брату.

Глава 1

Сан-Франциско, 1859 год

Бретт сидел за большим, крытым кожей письменным столом красного дерева, так сосредоточенно нахмурившись, что это перешло в сердитую гримасу, и перелистывал страницы огромного гроссбуха. Проклятие! Уж он-то должен бы знать. Первый раз в жизни он ошибся в человеке, и, надо полагать, в последний. В ярости он захлопнул книгу и встал во весь рост — шесть футов два дюйма.

Он подошел к окну и задумчиво уставился на Стоктон-стрит. Он не допустит, чтобы воровство его бухгалтера испортило ему этот день. По его безжалостному, резко очерченному лицу промелькнула улыбка. Не то чтобы он расчувствовался только потому, что сегодня день его рождения. Но… возможно, так оно и было. Сегодня ему исполнилось двадцать шесть лет, и у него было все, что ему хотелось. Его улыбка стала шире.

Совсем неплохо для сына шлюхи.

Совсем неплохо для ублюдка-калифорнио.