Любовный контракт

Джонс Александра

Многие семейные пары сталкиваются с одной и той же проблемой. Она, выйдя замуж, хочет сохранить независимость, собственное дело, быть во всем равноправной с мужем. Он, понимая ее стремление, все же полагает: теперь главным в жизни его жены должны стать семья и дом.

Успешно решают эту непростую задачу лишь те двое, в союзе которых присутствует третий, но отнюдь не лишний — взаимная любовь. Преодолеют ли герои романа Оливия и Стюарт препятствие на пути к счастью? Поймут ли, что высшая мудрость в любви — не брать, а отдавать? Или их брак послужит лишь поводом «для очередных отметок в записных книжках»?

Об авторе

Александра Джонс родилась в Индии, в Англию родители привезли ее, когда девочке шел седьмой год. С тех пор она жила в Кенте и Девоне. Александра получила образование в Фолкстонской средней школе, после чего продолжала учиться и стала дипломированной медсестрой.

Писать Александру тянуло всегда, даже в ранней юности. Вначале она сочиняла короткие рассказы, получавшие призы на различных конкурсах. Лишь много позднее, когда ее дети подросли, миссис Джонс обратилась к жанру романа, о чем давно мечтала. И уже первые ее исторические романы («Мандолина», «Огненный фазан», «Лицом к солнцу») принесли автору большую известность.

Александра Джонс очень любит путешествия; вместе с мужем она побывала в России, Таиланде, Индии, США и Канаде, во многих странах Европы. Это не мешало, а, напротив, помогало ее творчеству.

Последний ее авторский успех — выход романа «Любовный контракт» в серии «Скарлет». В Великобритании он был с энтузиазмом встречен читателями и весьма доброжелательно — литературной критикой.

Надеемся, что и российскую читательскую аудиторию он не оставит равнодушной.

ГЛАВА 1

В это субботнее утро Лондон казался Оливии Котсволд весьма унылым, гнетущим местом. Без живого пульса рабочей силы, без снующих туда-сюда служащих город казался парализованным. Этому способствовала скверная погода, было дождливо и ветрено. В общем, самое время позавтракать в постели с милым дружком. А за отсутствием такового — хотя бы с «Файненшл таймс».

Погруженная в свои мысли, Оливия свернула на Чипсайд и затем на Патерностер-роу с его потемневшими красными зданиями, пропитанными книжной историей. Это было похоже на путешествие вспять во времени. Она легко могла представить себе литсотрудников и клерков диккенсовской эпохи с перепачканными чернилами пальцами, с зелеными козырьками и в тонких очках, склонившихся над огромными рукописями и книгами. В руках у них были гусиные перья, и они с огромным удовольствием вносили свою лепту в этот таинственный издательский мир.

Шарлотта Бронте с «Джен Эйр», Джордж Эллиот, она же Мэри Анн Эванс, с романом «Миддлмарч», Мэри Шелли с «Франкенштейном»… Где бы была сегодня английская литература, если бы не кучка дальновидных издателей, взявших на себя заботу об этих гигантах?

Книжный мир был у Оливии в крови. Она, как и ее отец, жила и дышала издательством «Лэмпхауз Кросс», основанным в 1854 году. Все течет, но не все меняется, размышляла Оливия, входя в старомодные владения отца. Рука дизайнера не коснулась первоначального безликого облика приемной: здесь не было ни скоростных лифтов, ни стеклянных кабинетов, ничего из модных штучек стиля восьмидесятых — «яппи». «Лэмпхауз» оставался затхлым, обветшалым и неизменным со своими потертыми кожаными креслами и доброй старой викторианской солидностью — таким его Оливия и любила.