Моя тетушка — ведьма

Джонс Диана Уинн

Тетушка Мария правит в городке Кренбери-он-Си исключительно благодаря своему обаянию, которое тверже стали и смертоноснее яда. Странные вещи творятся в Кренбери. Почему все мужчины превратились в безвольных зомби в серых костюмах? Почему здесь совсем нет детей — только тихони-сироты в местном приюте? Куда много лет назад пропал Энтони Грин, о котором никто не желает говорить? И что произошло с бунтарем Крисом — братом тихой, воспитанной Мидж? Нет, не может быть, чтобы тетушка Мария имела к этому какое-то отношение: ведь она такая добрая, такая славная, такая замечательная!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Это первая моя запись в дневнике на замочке, который папа подарил мне на то кошмарное Рождество, только, по-моему, тут не все понятно и надо кое-что объяснить. Папа бросил нас в начале декабря и машину тоже забрал. Нежданно-негаданно позвонил из Франции и объявил, что сбежал с дамой по имени Верена Бланд и назад не вернется.

— Верена Бланд! — отчеканила мама. — Ну и имечко!

И так она это сказала, что стало ясно: дело не только в имечке.

Крис с папой не ладил. Он прошипел:

ГЛАВА ВТОРАЯ

Это я написала два дня назад. С тех пор события развиваются просто ужас как стремительно — по сравнению с ними даже улитки и те так и мелькают мимо на бешеной скорости. Я еле шевелюсь от скуки, мама зачем-то связала три рукава для одного свитера, а Крис ведет себя все хуже и хуже. Тетушка Мария тоже. Элейн и прочие миссис Ктототам уже сидят у нас в печенках.

Не понимаю, как тетушка Мария выносит жизнь в Кренбери без телевизора? Все дни похожи друг на друга — начинаются с того, что мама вскакивает с постели и будит меня, ведь ей нужно успеть приготовить завтрак, пока тетушка Мария не забухала в пол своей палкой. Пока я встаю, слышно, как тетушка Мария говорит за стенкой:

— Ничего страшного, дорогая. Очень интересно для разнообразия попробовать недоваренное яйцо — обычно я велю Лавинии варить яйца пять с половиной минут, но это, конечно, неважно…

Так было последние два дня. Сегодня мама сумела приготовить яйцо правильно, поэтому тетушка Мария переключилась на «Очень интересно есть сыроватые тосты, дорогая». От шума просыпается Крис и является — мрачный и грозный, будто потревоженный зверь из клетки: ррр, ррр! Вообще-то Крис совсем не злой. В первое утро я спросила его, в чем дело, и он ответил: