Пираты жемчуга

Джонсон М

М. Джонсон

Пираты жемчуга

На белую террасу большого дома вышла девушка и беспокойно устремила взгляд своих серых, потемневших от волнения, глаз на далекое море, переливающее при утреннем свете: как поверхность огромного изумруда. От террасы змейкой вилась вниз тропинка, пробираясь сквозь тропический лес, мимо высоких кокосовых пальм, лиан, редких и причудливых орхидей, душистых тубероз и лилий к прибрежному песку лагуны. Взглянув на стол, накрытый на четверых , в защищенном от солнца углу террасы, девушка нахмурилась и резко хлопнула в ладоши. Из-за залитой солнцем колоннады вынырнул седой негр. - Бен, где же все? Я не могу больше ждать. Старый слуга задумчиво почесал затылок. - Я видел м-ра Ролло на берегу! - проговорил он. - Принеси мне кофе, Бен. Я проголодалась! Усевшись за еду, она продолжала свои беспокойные размышления. Где же Дирайк? Вчера вечером он о чем - то шептался с Нишиокой. Они подозрительно быстро оборвали разговор, как только она подошла... - Доброе утро, Пэм! - приветствовал ее вялый голос. - Ну и жара сегодня будет! Дирайк Лэндон опустился в кресло и нерешительно посмотрел на сестру. - Где Ролло, - коротко спросила она. - Разгружает "Огненную муху" - процедил он сквозь набитый бисквитами рот. - Вернулся утром перед рассветом. - Благополучно? Дирайк лениво пожал плечами. - Так себе. Большая партия раковин. Насчет камней не знаю. Ролло всегда неразговорчив. Попал в перепалку на обратном пути. - Неужели канонерка? - воскликнула она с тревогой. - Не нервничай, Пэм!.. Ты приписываешь голландцам чересчур большую храбрость. Нет. Карама, кочегара-малайца, хватил амок. Ролло пришлось его пристрелить. Жаль, у нас и так не хватает кочегаров. Девушка резким движением отставила свою тарелку и рассеянно проводила взглядом стайку пронзительно кричащих попугаев. - Дирайк! - заговорила она, наконец понизив голос. - Я измучилась. С папиной смерти все пошло неладно. Мы достаточно долго вели эту темную игру. Давай выйдем из нее, пока мы целы. Я хочу снова вступить на почву Европы. - Ее миловидное лицо вспыхнуло страстным желанием. - Пожалуйста, Дерри! Давай скажем всему здесь "конец"! Брат молча закурил сигаретку и смущенно заморгал глазами: - Невозможно , Палмела! Мы завязли по шею. Кроме того... - Кроме того, - возмущенно продолжала она, - ты боишься... Ролло и Нишиока держат тебя в руках, как ребенка. Ты безволен и неустойчив, как всегда, Дирайк! О чем секретничал вчера вечером Нишиока? Какая-нибудь новая дьявольская затея? А... - Доброе утро, мисс Лэндон! - внезапно прозвучал за ее спиной мягкий, сюсюкающий голос. Маленький японец вежливо поклонился, обнажив приторной улыбкой белые и ровные, как жемчуг, зубы и уселся за стол. Его черные глазки быстро перебегали с сестры на ее брата. - Повидимому, я прервал семейный спор? - извиняющимся тоном сказал он. Дирайк Лэндон поднялся со смущенным смешком, подошел к балюстраде и, небрежно облокотясь, стал пускать кверху прихотливые облачка табачного дыма. Памела мрачно смотрела на японца. - М-р Нишиока! - заявила она. - Тут нет никаких тайн. Просто я недовольна положением вещей. Я требую назначить заседание правления. - Так быстро! - пробормотал Нишиока, приняв удивленный вид. - Ведь последнее состоялось меньше месяца назад. Разве наши дела не идут гладко? - Нет. Что-то происходит без моего ведома. Я требую точно установить наше дальнейшее поведение... - Гм, - резко обернулся Дирайк. - Ты валяешь дурака. Предоставь это нам. Ролло, Нишиока и я знаем.... - Разумеется, - мягко перебил Нишиока, - если мисс Лэндон желательно собрать заседание, это будет сделано. Когда вы прикажете его назначить? - Без всяких промедлений! - решительно ответила Памела. - Сегодня утром, в

11 часов.

Задумчиво наклонив голову в знак согласия, Нишиока спокойно встретил вопросительный взгляд Дирайка. - Полагаю, что м-р Кент на берегу лагуны? - сказал он. - Я передам ему! - предложила девушка и поднялась. - Я и без того собиралась спуститься вниз. Поглощенная своими мыслями, она быстро шла по тропинке. Она ощущала себя неопытным зверьком, попавшим в плотно захлопнувшуюся ловушку. Душой этого рискованного морского пиратства был ее отец. Незадолго до своей внезапной смерти от местной лихорадки, он выписал сюда Памелу, только что окончившую английский колледж и посвятил ее во все подробности этого темного предприятия. Произошло это три месяца назад. Едва переступив порог юности, она оказалась активно вовлеченной в прибыльное, но крайне опасное браконьерство жемчуга. В темные тропические ночи, быстрые моторные боты отправлялись от этого, лежавшего в стороне от пароходных путей острова, грабить богатые голландские жемчужные промыслы и возвращались перед рассветом, чтобы скрыться в укромной лагуне и выгрузить свою добычу раковин и камней. То, что голландские власти в Кепанге были озадачены и раздражены, было ясно из радиограмм, которыми они постоянно обменивались с канонерками пограничной службы. Стоит только этим канонеркам заподозрить: что разваливающаяся пышная мраморная вилла, выстроенная на одиноком острове некогда жившим там полоумным чудаком, колониальным торговцем Ван Дуцманом, приютила жалящих их москитов! Их громыхающие двенадцатифунтовые снаряды скоро положат конец всему предприятию. Она содрогнулась, живо представив себе эту картину.