Имя Звезды

Джонсон Морин

Жизнь может измениться в один миг.

Например, когда из маленького американского городка ты уезжаешь в многомиллионный Лондон.

Или когда узнаешь, что на лондонских улицах вновь орудует Джек Потрошитель.

Или когда начинаешь видеть людей, которых больше не видит никто.

Аврора Дево, обычная американская школьница, носящая имя утренней звезды, не знала, что отъезд в Англию — это еще не перемены.

Это лишь призрак перемен. А настоящие призраки ждут впереди…

Дурвард-стрит, Восточный Лондон

31 августа

4.17

Глаза Лондона следили за Клэр Дженкинс.

Она же их не замечала. Кто обращает внимание на эти видеокамеры? Всем известно, что в Лондоне самая разветвленная система видеонаблюдения в мире. По приблизительным подсчетам по городу развешан миллион видеокамер, на деле же их, вероятно, даже больше и все прибывает. Информация с них поступает в полицию, охранные фирмы, МИ-5 и к тысячам частных лиц — в итоге получается незримая, но всеохватная сеть. Ничего ты в Лондоне не совершишь без того, чтобы рано или поздно не попасть в объектив видеокамеры.

Камеры молча регистрировали поступательное движение Клэр; они зафиксировали, как она свернула на Дурвард-стрит. Было четыре семнадцать утра, ей же полагалось быть на работе в четыре ровно. Но Клэр забыла завести будильник и теперь бегом бежала в Лондонскую королевскую больницу. На ее смену, как правило, приходились все последствия вчерашних попоек — алкогольные отравления, ушибы, полученные в драке синяки, автомобильные аварии, случались и ножевые ранения. Все неприятности ночи падали на голову дежурной медсестры утренней смены.

Ночью явно прошел ливень. Повсюду стояли лужи. Но сейчас едва моросило — и на том спасибо. Хорошо хоть, что не надо бежать под проливным дождем. Она достала телефон — отправить эсэмэску, что сейчас будет. Телефон озарил ее ладонь слабым сиянием, подобным сиянию святости. Писать на ходу было непросто — того и гляди споткнешься или врежешься в столб. «Скоро буду…»

Клэр трижды попыталась написать «буду», всякий раз выходило «беду». Да уж, настоящая беда. Но она запретила себе останавливаться и исправлять. Времени нет. И так поймут.