Полунощная Чудь

Джонсон Оливер

Таласса — единственная надежда человечества, Светоносица из пророчества, единственная, у кого есть сила возродить умирающее солнце. Она вместе с тремя другими беженцами из обреченного на смерть города Тралл — Уртредом, жрецом Ре; Джайалом, Рыцарем Тралла; и Аландой, потомком Великих Ведьм Севера — должна найти дорогу в Лорн, скрытое магией мифическое королевство, для того, чтобы найти Бронзового Воина, который поможет им победить Тьму. Поиски приводят их в никому не известные земли Севера, где их ждут бесчисленные испытания и несчастья, а потом они должны сразиться со своими самыми опасными врагами: темными созданиями, известными как Полунощная Чудь. У них очень мало времени, так как вампир, один из Живых Мертвецов, укусил Талассу, и если они не найдут Лорн вовремя, погаснет последняя надежда человечества…

Оливер Джонсон

Полунощная Чудь

Путешествие в Скрытое Королевство

Поиск начинается

Аланда потрясла головой. — Нет, если мы действительно в Северных Землях, как ты предполагал: Мазариан принес с севера все, что мы знаем, включая язык, на котором мы говорим. А народ девочки оставался здесь все столетия, которые прошли с момента ухода Маризиана.

— А ты внешне очень похожа на нее.

— Так и должно быть, — сказала Аланда, поглядев на ребенка. — Я же говорила тебе, жрец, что мой народ тоже пришел из этой земли, из места, которое называется Астрагал. Я думаю, это не слишком далеко отсюда.

Подписи к карте

[1]

Anduls's Cairn Погребальная пирамида Андула

Arrowhead Montain Гора Острие Стрелы

Cave Пещера

Cavemouth Вход в пещеру

Entrance to Harken's Liar Вход в логово Харкена

ПЕРВАЯ ГЛАВА. Свет над Равнинами

Ночь. Кровопролитие почти закончилось. Битва при Тралле была проиграна. Барон Иллгилл стоял на том самом холме, на котором утром разбил свой шатер, и склоны которого сейчас были покрыты мертвыми и умирающими, зачастую лежавшими друг на друге. Только немногие из его людей остались с ним, окруженные со всех сторон неисчислимыми рядами черных воинов врага, Жнецов Скорби. Жнецы стояли на нижних склонах холма, звук их костяных рогов разносился над всем болотом. На каждом был шлем, на лицо надета маска-череп. И каждый глядел жадным взглядом на маленький круг последних людей барона. Они собирались атаковать.

Барон приготовился к концу. Он бросил на землю щит. Свинцовый сундук с Теневым Жезлом стоял у его ног. Он открыл его и ослепительный голубовато-белый свет ударил в воздух. Он увидел, как ряды врагов качнулись назад, подальше от неожиданного света. Он осторожно вынул светящийся Жезл и завернул его во флаг легиона. Но даже накрытый Жезл сиял через красно-оранжевое полотно как волшебный фонарь, освещая трупы, лежавшие на склонах, похожие на скошенные снопы пшеницы. Он поднял Жезл левой рукой, в правой он держал меч.

Эта война началась только из-за того, что он завладел Жезлом, и теперь, когда враги заметили его, вся армия Фарана увидела свою настоящую цель. Волна Жнецов Скорби, одетых в бронзовые доспехи, хлынула вперед, их костяные рога заревели голосом смерти. Они поднимались по склонам, их ноги скользили по трупам, задние ряды толкали передних. Мечи сверкнули и ударились друг о друга. Но натиск Жнецов остановить было невозможно. На барона навалилась масса тел, и, уступая их натиску, он пятился назад, пока не потерял равновесие и не упал на стенку шатра.

Оттолкнувшись спиной, он опять встал на ноги. Враг в маске-черепе тут же бросился на него. Барон ударил слева направо и увидел, как его меч отлетел в сторону, ударившись о шейную броню Жнеца Скорби. Жнец ударил в ответ, барон сумел отбить удар, а потом оттолкнул противника со страшной силой, которую дали ему долгие годы тренировки. Но еще больше Жнецов напали на него слева; он отступил, парируя Жезлом. Удар бронзовой булавой разорвал ткань и выбил ослепительную вспышку света из зачарованного металла. Какое-то время он мог видеть только пламя вспышки, и больше ничего. Вокруг него толкались тела, он не мог пошевелить ни рукой ни ногой. Его потащило влево и вниз, к склону. Он покачнулся и упал, перевернулся через голову, потом еще и еще. Тем не менее он держал Жезл, мертвой хваткой. Едва он опять поднялся на ноги, как новый толчок направил его вниз, в глубину болот, подальше от ворот Тралла. Он опять попытался встать на ноги, но бесполезно, поток тел нес его вниз. На этот раз даже его ноги не касались земли. Давление тел было настолько велико, что он почувствовал, как теряет сознание.

Как только давление ослабло, его зрение прояснилось. Каким-то чудом он был свободен. Он взглянул вверх, на холм, но тот оказался очень далеко от него — слабый силуэт едва освещенный огнем погребальных костров.

ВТОРАЯ ГЛАВА. Легион Огня

Битва произошла в то время года, когда последние мягкие осенние дни боролись с ледяным дыханием зимы. Но на пилообразных вершинах Палисадов всегда царствовала зима, независимо от времени года. Ледяные трещины, ледники, узкие как хвост дракона перевалы, покрытые глубоким, по пояс человеку, снегом. У людей барона оказалось с собой очень мало средств для подъема в гору: несколько достаточно коротких веревок, оказавшихся в вещевых мешках, и несколько импровизированных костылей, сделанных из кинжалов.

Попытка пересечь горы была настоящим самоубийством, но выбора не было: они пошли в горы зная, что обратной дороги нет. И если они умирали, то умирали без жалоб.

Больше всего людей унесли лавины. Настоящие снегопады начались как только они прошли предгорья. Даже издали снежные карнизы, прилепившиеся к вершинам и перевалам, выглядели угрожающе; когда же они вышли на древнюю дорогу, ставшую горным серпантином, на склонах окружающих гор оказалось множество ненадежных снежных козырьков.

Первая лавина сошла на второй день. Небо было ясно-синим, горные вершины четко вырисовывались в нем. И тут они увидели, как снежный козырёк над ними оторвался от склона. Колонна остановилась заворожено глядя, как по склону вниз к ним скользит огромная масса снега, странное и красивое зрелище. Потом пришел грохот обвала, грохот, который поглотил все остальные звуки.

Барон слышал, как люди, регулярно переходившие горы, рассказывали о когтях лавины, о белой пыли, летящей вниз перед массой снега, катящейся позади. После этого дня он стал ненавидеть зрелище скользящей вниз белой волны, за которой с оглушительным шумом несся чудовищный пласт снега, падавший с какого-нибудь остроконечного пика и похожий на огромный вал, обрушивающийся на пляж во время бури! Потом, быстрее, чем самая быстрая лошадь, быстрее, чем ягуар, белая лава, так не похожая на огненную, но такая же смертельная, оказалась над ними. Лава, которая, как цемент, облепила своих жертв.

ТРЕТЬЯ ГЛАВА. Имуни

Семь лет спустя.

Все остальные цивилизации, которые, как Лорн, когда-то существовали на севере от Палисадов, был уничтожены в битве богов десять тысяч лет назад. Их города сровняли с землей, их королевства обезлюдели, и в них жили только темные создания, сеющие разрушения: Полунощная Чудь.

Тем не менее на северных склонах Палисадов было еще одно место, которое не видел ни один южанин, хотя барон и его легион прошли рядом с ним семь лет назад. Крошечная часть человечества, пережившая все трудности и беды, которые обрушивались на нее на протяжении столетий, прошедших с битвы богов. Число людей в нем постоянно уменьшалось, и теперь все выжившие жили в маленькой деревне, прилепившейся к склонам горы Года. Деревню тоже называли Года.

Это была беспорядочная куча серых каменных зданий, чьи крыши были почти незаметны среди камней долины, в которой они находились. После мешанины крыш, обрывов и серых, безжизненных склонов гор, долина внезапно разглаживалась и становилась ровной как стол. Здесь была маленькая область, покрытая разноцветным одеялом из изумрудных полей, похожих на зеленые пруды, уютно устроившиеся в долине — зеленых там, где паслись стада яков, цвета жженой охры там, где урожай был собран, и черных там, где выжигали стерню.

[4]