Лестница на седьмое небо

Джордан Пенни

Все началось с того, что Мелани получила в наследство от совершенно чужого человека дом в деревне и сад. Поскольку адвокат заверил ее, что это не ошибка, а причуда одинокого старика, она решила поехать туда: отдохнуть, привести все в порядок, продать подороже, а деньги перевести своему детскому приюту.

И вот она уже в пустом, заброшенном доме, стоит на шаткой лестнице с куском обоев в руках. Внезапно за спиной у нее раздается мужской голос. Она вздрагивает, оборачивается и летит… в объятия незнакомца.

Глава 1

Мелани с трудом удерживала равновесие на верхней ступеньке шаткой деревянной стремянки. И тут зазвонил телефон. Момент был самый неподходящий:

Высунув от напряжения кончик языка, она прилаживала к стене первый кусок обоев, от которого зависела вся стена. А обои, как назло, закручивались и никак не хотели прилипать к стене.

Решив не обращать внимания на настойчивый звонок, Мелани начала осторожно разглаживать липкую бумагу по стене, но уже не могла сосредоточиться на работе, как прежде.

Она начала уставать от одиночества, хотя не так давно сама к нему стремилась. Она приехала сюда, чтобы пожить весну и лето в мирной деревенской глуши, без особой спешки приводя в порядок столь неожиданно доставшийся ей дом. Ей нужна была передышка, надо было прийти в себя после тяжелого гриппа и удара, нанесенного ее самолюбию Полом. Оказывается, он не любил ее, а просто «ухлестывал» от скуки, на самом деле мечтая жениться на Саре Джефферис, чтобы соединить состояния их отцов.

Об этом Мелани предупреждали, и не раз. Луиза Дженкинс, ее начальница, возглавлявшая отдел по связям с общественностью, будучи старше и мудрее Мелани, раскусила его сразу и осторожно намекала ей, что не стоит возлагать особых надежд на Пола и принимать всерьез его ухаживания. И действительно, стоило Мелани отказаться провести выходные с Полом, он благополучно провел их с Сарой.

Глава 2

Легко сказать, да трудно сделать, думала Мелани, весь вечер безуспешно пытаясь сосредоточиться на взятых из библиотеки книгах по садоводству. А ведь она ехала сюда с достойным похвалы желанием навести порядок в заросшем саду за домом.

Душу вдруг наполнила грусть и чувство жалости к человеку, завещавшему ей этот дом. Как он был одинок! Ведь он жил здесь совсем один. Об этом говорило все в доме и за его пределами. И одиночество его не было счастливым, размышляла Мелани. Довольный жизнью отшельник не запустил бы сад и не отказался бы от удобств, которые позволял ему скромный достаток. А Джон Барроус пользовался практически только кухней и спальней, как сказали ей соседи. Такие привычки выдают человека, для которого одиночество — обуза, горечь, страдание, боль. И все же — почему он выбрал для себя такой образ жизни? Почему повернулся спиной к человечеству? Почему оставил свое имение незнакомке? Почему выбрал именно ее? Закрыл глаза и ткнул пальцем в страницу телефонной книги? Ей никогда этого не узнать. Адвокат утверждал, что не знает, как и почему Джон Барроус сделал свой выбор, достаточно того, что все вполне законно и завещание неоспоримо.

— А как же кузен Джона Барроуса? — неуверенно спросила она тогда. — Он наверняка имеет виды на дом и землю.

Но адвокат заверил ее, что Барроус порвал все отношения со своим троюродным братом еще несколько лет назад и что тот вполне обеспеченный человек.

Но Мелани все казалось, что здесь какая-то ошибка, что в один прекрасный день ее вызовут и скажут, что существует еще одна Мелани Фоуден, ей-то Джон Барроус и оставил свое наследство.