Магия пустыни

Джордан Пенни

Кто-то любит пустыню, кто-то боится ее, но песчаная стихия не оставляет равнодушным никого. Молодой картограф Саманта Маклеллан всегда находила в ней особое очарование, но могла ли она предполагать, что именно в песках обретет любовь всей жизни?..

ПРОЛОГ

— О, нет!

Протест опоздал, они все же столкнулись.

Еще секунду назад она видела его — высокого, широкоплечего надменного вида мужчину с необыкновенно зелеными глазами, — и вот все завершилось куда более близким контактом с его телом.

Сэм уткнулась лицом в плечо незнакомца, вдохнув в себя слегка мускусный мужской запах. Она чувствовала, как тяжело бьется его сердце. Длинные пальцы сжали ее руку, посылая вспышки горячих, как лава, ощущений через все ее тело. Они столкнулись так, что его бедро оказалось между ее ногами, которые почему-то сами собой раздвинулись. Поток лавы сменился взрывом возбуждения. Дыхание опасно углубилось, стерильную тишину коридора наполнил тихий стон желания.

Она не должна была делать этого! Не должна была поднимать голову от плеча мужчины, чтобы посмотреть ему в глаза. Не должна была позволять своему затуманенному желанием взгляду скользить по его губам. Не должна была, чуть задрожав, вздохнуть и, положив ему на грудь руки, сказать своим взглядом, как бы ей хотелось провести кончиком пальца по его полной нижней губе. А еще лучше кончиком языка…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Вере смотрел из окна своего офиса на свой же дворец, думая не о красоте его садов, но о лежащей за ними пустыне. Знакомое чувство вновь овладело им. Ему захотелось отложить государственные проблемы и насладиться сокровенным — общением с пустыней.

В определенном смысле он и собирался это скоро сделать. В определенном смысле, но не полностью и не по своей воле. В данном случае это было продиктовано ответственностью перед страной и перед народом. Именно государственное дело влекло его в так называемый «чистый сектор» пустыни, к границам, которые Дхуран разделял с двумя другими соседями по Заливу.

Он пересек комнату и рассеянно посмотрел во двор, где рабочие готовили все к отъезду. Кто не знал правителя, тот мог подумать, что его лицо выражает королевскую надменность. Это было далеко не так, просто Вере глубоко чувствовал ответственность, которую разделял вместе со своим братом.

Для него обязанности правителя были священны. Вере помнил только один случай, когда сила, влекущая его в пустыню, была так же сильна, как и сейчас. Это было сразу после гибели родителей. Особенно тяжело он переживал смерть матери. Именно тогда Вере поклялся держать под контролем свои чувства, которые с тех пор расценивал как неприемлемое проявление слабости.

Трудно было представить, что физическое желание западной женщины — они сотнями приезжают в Залив, чтобы торговать своим телом, — это физическое желание довело его до такого состояния. Вере чувствовал, что единственное место, где можно от него избавиться, — пустыня. Именно там он искал утешения после смерти своей матери.