Огни Небес

Джордан Роберт

Айильские вожди признали Ранда ал'Тора Тем-Кто-Пришел-с-Рассветом, появление которого предсказано в Пророчествах. Но в рядах Айил нет единства, и отвергшие Возрожденного Дракона идут через Драконову Стену на завоевание мира. Ранд пытается помешать вторжению, не зная, что Отрекшиеся готовят ему новую западню...

Часть Айил — отвергшие Возрожденного Дракона всесокрушающим валом обрушились на мир. Ранд ал'Тор настигает их у столицы Кайриэна.

Его друзья, Найнив и Илэйн, вступают в Мире Снов в схватку с Отрекшейся Могидин. В Белой Башне раскол. Мятежные Айз Седай собирают Совет в изгнании...

У стен Кайриэна происходит кровопролитная битва, но Ранд ал'Тор не знает, что самая горькая для него потеря еще впереди. А в Кэймлине его поджидает в засаде Равин — один из Отрекшихся...

Новый роман эпопеи Роберта Джордана «Колесо Времени» продолжает увлекательное повествование о Ранде ал'Торе, его соратниках и соперниках, сошедшихся лицом к лицу в великой схватке против надвигающейся на мир Тьмы. 

Пролог

ПАДАЮТ ПЕРВЫЕ ИСКРЫ

Сидя за широким письменным столом, Элайда до Аврини а'Ройхан рассеянно теребила наброшенный на плечи длинный семиполосный палантин, палантин Престола Амерлин. На первый взгляд многие сочли бы Элайду красивой, если бы не суровость лица, лица Айз Седай без следов прожитых лет, однако очень скоро становилось ясно: хмурая сосредоточенность не связана с серьезностью обсуждаемого сейчас дела, она не оставляет ее никогда. Но сегодня в лице Элайды было заметно и нечто большее, а в темных глазах вспыхивал гневный огонек. Но заметил ли кто его?

Элайда почти не слушала женщин, сидевших перед ней на табуретах. Ряды разноцветных платьев — от белого до темно-бордового, из шелка или тонкой шерсти, сообразно склонностям и желаниям, — и на всех, кроме одной, — шали с Белым Пламенем Тар Валона по центру, отороченные цветной бахромой, соответствующей Айя обладательницы. Так положено по этикету, ибо сейчас здесь собрался Зал Башни. Обсуждали донесения и слухи о событиях в мире, стараясь отсеять факты от шелухи вымыслов, стремясь определить отношение Башни к происходящему и выбрать надлежащую линию действий, но редко кто-то из присутствующих обращал взор на женщину за столом — ту, которой они поклялись подчиняться. Но и они не занимали мысли Элайды. Сидящие напротив нее не понимали, что же важно на самом деле. Точнее, понимали и страшились заговорить об этом.

— По-видимому, в Шайнаре что-то происходит. — Это была Данелле, хрупкая, часто будто витающая в облаках Коричневая сестра — единственная присутствующая здесь от своей Айя. Зеленую и Желтую Айя тоже представляло по одной сестре, и ни одной из трех этих Айя радости подобное обстоятельство не доставляло. Голубых не было вовсе. Сейчас большие голубые глаза Данелле смотрели куда-то в пространство; на щеке виднелось нестертое чернильное пятнышко, а темно-серое шерстяное платье было помято. — Какие-то слухи о приграничных стычках. Не с троллоками, и не с айильцами, хотя, вероятно, набеги через Найамские Перевалы участились и стали более жестокими. Стычки между шайнарцами. Необычно для Пограничных Земель. Друг с другом они сражаются редко.

— Если они затеяли гражданскую войну, то выбрали самое подходящее время, — холодно заметила Алвиарин. Высокая и стройная, в белом шелке, она одна сидела без шали. Облегающий ее плечи палантин тоже был белым; цвет указывал, из какой Айя она назначена на пост Хранительницы Летописей. Из Белой. Не из Красной, к которой прежде принадлежала Элайда, что шло вразрез с традициями. Белые сестры всегда оставались холодны. — Троллоки же будто совсем исчезли. Все Запустение, кажется, затихло и присмирело настолько, что сдержать его по силам двум фермерам и одной послушнице.

Костлявые пальцы Теслин зашуршали по бумагам, лежащим у нее на коленях, но на свои записи она не взглянула. Она была одной из четверки присутствующих здесь Красных сестер — больше, чем из любой другой Айя, — и отличалась не меньшей суровостью и строгим блеском в глазах, чем Элайда, но вряд ли кто назвал бы ее красивой.

Глава 1

ИСКРЫ РАЗГОРАЮТСЯ

Вращается Колесо Времени, Эпохи приходят и уходят, оставляя после себя воспоминания, которые превращаются в легенды. Легенды тускнеют, становятся мифом, и даже миф оказывается давно забыт, когда породившая его Эпоха приходит вновь. В Эпоху, называемую Третьей, в Эпоху, которая еще будет, в Эпоху, давно минувшую, поднялся ветер в огромной чащобе, прозванной Браймским Лесом. Не был ветер началом. Нет ни начала, ни конца оборотам Колеса Времени. Оно — начало всех начал.

Ветер-суховей дул на юг и на запад под раскаленным золотым диском солнца. В этих краях, которые обдувал своим жарким дыханием ветер, дождей не было многие недели, и странный для позднего лета зной усиливался день ото дня. Кое-где на деревьях виднелись ранние бурые листья, а в пересохших руслах мелких ручьев дышали жаром голые камни. На открытых пространствах, где лишь редкая пожухлая щетка стебельков вместо исчезнувшей травы удерживала почву своими корнями, ветер обнажил давным-давно исчезнувшие под скрывшей их толщей земли камни. Они были истерты, источены годами и дождями, и вряд ли человеческий глаз распознал бы в них остатки почти забытого города. Помнили о нем лишь предания.

Ветер пронесся через редкие деревни, мимо полей, где в бороздах озабоченно бродили фермеры, и вскоре пересек границу Андора. Лес поредел, превратившись в рощицы и небольшие перелески, и много лиг спустя ветер погнал пыль по единственной улице деревни, именуемой Корийские Ключи. Этим летом давшие деревне название родники сильно обмелели. Изнемогающие от зноя собаки лежали, вывалив языки; двое полуголых мальчишек гоняли палками набитый бычий пузырь. Остальное будто замерло без движения в знойном мареве — лишь ветер, пыль да поскрипывающая гостиничная вывеска. Гостиница сложена из красного кирпича, крыта соломой, как и прочие дома на улице, но это двухэтажное здание было самым большим и высоким в Корийских Ключах — в этой аккуратной и благообразной деревне. Привязанные перед гостиницей лошади под седлами еле помахивали хвостами. Вырезанная на вывеске надпись гласила: «Справедливость доброй королевы».

Прищурившись из-за летящей пыли, Мин приникла к щели в стене сарая, сколоченной из неструганых досок. Глядя одним глазом, ей удалось заметить плечо охранника у двери сарая, но ее внимание было приковано к гостинице, отстоящей чуть дальше. Девушке очень не нравилось столь многозначительное название гостиницы, которое в их положении звучало весьма зловеще. По-видимому, судья, какой-то местный лорд, прибыл совсем недавно, но Мин пропустила этот момент. Вне всяких сомнений, сейчас он выслушивает жалобу фермера. Обвинитель, Адмер Ним, при единодушной поддержке своих братьев и кузенов с их женами, явно намеревался без излишних проволочек повесить «злодеек» прямо тут, но поблизости оказался кто-то из слуг этого лорда. Мин гадала, какое в здешних краях полагается наказание за сгоревший амбар селянина, причем амбар-то сгорел вместе с дойными коровами. Конечно, пожар был случайным, но кто станет вспоминать об этом, раз началось все с того, что они нарушили границы чужих владений.