Исправление повесы

Джордж Кэтрин

Ее предупреждали, что Адам Хокридж — известный сердцеед и самый непостоянный мужчина. Но как же быть, если все се существо тянется к нему, если так хочется счастья?..

Глава 1

Лаури одарила представительного седовласого покупателя вежливой дружелюбной улыбкой, ловко пряча веселого бесенка в глазах, и стала заворачивать в подарочную упаковку дорогое экстравагантное женское белье, предназначенное явно не жене. Когда клиент отошел, она обменялась насмешливым взглядом с напарницей.

— Обеденный вал спадает? — Она с облегчением обвела глазами вдруг опустевший отдел женского белья.

— Подожди минут пять, и начнется послеполуденный прилив мамаш с дочками.

— Хлопчатобумажное бельишко для школьниц, — согласно кивнула Лаури, приводя в порядок разложенное на стеллаже шикарное, все в кружевах шелковое белье. — Зря я так рано позавтракала, уже снова умираю от голода.

— Ну так пойдем со мной попьем чаю, — раздался знакомый мелодичный голос.

Глава 2

На следующий день у Лаури не было времени предаваться грезам об Адаме Хокридже. Из-за эпидемии гриппа ряды продавщиц заметно поредели, и она буквально с ног сбилась, работая за двоих. Вернувшись домой, она принялась за уборку освободившейся комнаты; несмотря на усталость и ломоту в ногах, весь вечер провела, расставляя и раскладывая свои вещи, затем приняла долгожданный душ и наконец позволила себе роскошь немного поесть.

Когда Лаури вышла из ванной, Барбара, ее соседка по квартире, сказала, что ей звонят.

— Мужчина. Голос — закачаешься.

Лаури полетела к телефону и сама смутилась от своего разочарования, услышав знакомые интонации отцовского голоса. Она заверила его, что у нее все прекрасно, рассказала о воскресенье, проведенном у Сары, обещала звонить почаще и передала привет Холли, на что Джерент Морган поперхнулся, закашлял, забубнил что-то бессвязное и наконец выпалил то, ради чего звонил ей: Холли беременна и Лаури скоро получит братика или сестричку.

Лаури горячо поздравила его, твердя, что она просто вне себя от счастья, а повесив трубку, почувствовала, что ей плохо. Решив, что это от голода, она сделала себе яичницу в тесной запущенной кухоньке, вскипятила чайник и, взгромоздив все на поднос, отправилась в свою новую комнату, не испытывая желания присоединиться к соседкам за вечерней трапезой. Потом она позвонила Саре, чтобы поделиться с ней новостью.