Встретимся у Ральфа

Джуэлл Лайза

В городе Лондоне есть обычный трехэтажный дом. На первом этаже живут два приятеля — Ральф и Смит, они вместе смотрят телевизор, пьют пиво и болтают ни о чем. На этом их сходство заканчивается. Работящий Смит успешно делает карьеру, а ленивый Ральф успешно зарывает свой талант художника в землю. На втором этаже живет благополучная пара, Шиобан и Карл. Карл — популярный ди-джей, а Шиобан выгуливает их любимую собачку. А на третьем этаже обитает Шери, девушка-вамп, профессиональная пожирательница мужских сердец и охотницами за толстыми кошельками.

И вся компания вполне довольна своей жизнью. До тех пор, пока в доме не появляется новая обитательница — милая и наивная девушка Джемм. С этой минуты обычный лондонский дом начинает бурлить совсем как жилище какого-нибудь экспансивного латиноамериканского семейства. Ральф влюблен в Джемм, Джемм влюблена в Смита, Смит влюблен в Шери, Шери положила глаз на Карла, Карл не желает бросать Шиобан, а Шиобан надоело выгуливать любимую собачку.

«Встретимся у Ральфа» — комедия положений, в которой серьезное соседствует с абсурдом, комизм с трагизмом, а читателю предлагается настоящая головоломка: кто с кем и зачем.

Пролог

Положив трубку, Смит обвел гостиную взглядом. Нынешним вечером здесь побывали несколько претендентов, ради которых в квартире навели чистоту, так что сейчас комната выглядела относительно пристойно.

Смит собрал пустые чашки, бокалы и отнес посуду на кухню. Странное ощущение. Неуютно от мысли, что этих предметов касались губы и пальцы посторонних людей, рассматривавших его ванную и лицезревших затасканный халат на крючке за дверью, восседавших на его диване в своей — чужой — одежде, со своими — чужими — привычками, именами, жизнями; незнакомцев, случайно получивших возможность одним глазком заглянуть в его жизнь.

Решения они с Ральфом принимали быстро и жестко. Мгновения довольно, чтобы понять — кандидатура неподходящая, однако должное внимание уделялось каждому из соискателей. Первым делом экскурсия по дому:

«А вот тут у нас кухня. Есть не только посудомоечная машина, но и — обратите внимание! — сушилка. Здорово, правда?»

По окончании осмотра немного о себе:

«По будням Смит встает чуть свет, но по выходным мы оба любим подольше поваляться в постели».

Затем проявить умеренный интерес:

«А вы чем зарабатываете на хлеб насущный?»

И наконец, заключительный этап:

«Очень рады были познакомиться, но нам предстоит встретиться еще с несколькими желающими, так что оставьте свой номер телефона, мы обязательно позвоним».

На все про все — не менее четверти часа, чтобы стопроцентно нежелательный претендент ушел удовлетворенный, в полной уверенности, что его кандидатуру восприняли всерьез. Вот, например, Джейсон. При телефонном общении вселял надежду, при встрече же обнаружил желание разнообразить свой досуг. За чужой счет.

— Хотелось бы затусоваться с кем-нибудь, знаете ли, повеселее, поактивнее. Сечете?

— Э-э… Гм. А конкретнее можно? — попросил Ральф.

Глава первая

Девушка, стоявшая в дверях, явно недотягивала до метра шестидесяти, даже с учетом вороха черных кудрей, схваченных шпильками и заколками в очень женственном, но суперзатейливом стиле рождественских венков. Колоритная, будто только что выпрыгнула из койки: щеки цвета спелой вишни, пухлые губы, нижняя чуть выдается вперед; под тонкими, но подвижными бровями блестят горчичные глаза. На ней были бы хороши развевающиеся муслиновые одеяния нимф и кожаные сандалии на завязках до щиколоток, но симпатичный фланелевый пиджачок с меховой оторочкой по воротнику и рукавам и юбка, которая на особе ростом повыше выглядела бы откровенно зазывной, шли ей не меньше. Кончик носа у нимфы бодро розовел.

Смит пригласил гостью войти и двинулся за ней по коридору, наблюдая, как она вертит головой, рассматривая картины на стенах, заглядывая в приоткрытые двери и похлопывая ладошкой по всем попадающимся на пути горизонтальным поверхностям. А симпатяга, черт побери.

Джемм обернулась к Смиту:

— Какая прелесть! Честное слово, прелесть! — Сверкнув улыбкой, она вдруг отпрыгнула к стене, вцепилась в батарею обеими руками и выдохнула со смехом: — У-уф! Руки как лед, ей-богу! Вот, видите? — Крохотные кулачки прижались к щекам Смита.

Смит вздрогнул и смутился, неожиданно для самого себя.