Следы на воде

Ефанов Сергней

Российская Империя, Москва, XXIII век от рождества Христова, больше двухсот лет прошло после планетарной катастрофы унесшей жизни 90 % мужчин Земли. Из-за катастрофы на каждого родившегося мальчика приходится больше двух родившихся девочек.

Земные государства по большей части уцелели, но миром теперь правят псимаги — люди открывшие в себе сверхъестественные способности. Новый строй называется неомонархизмом.

Тех у кого в детстве не открылись псимагические способности называют простолюдинами. Их большинство, они лишены избирательных прав, но в остальном практически ни в чём не ограничены, живя простой жизнью, мало отличающейся от жизни их предков до катастрофы.

Глава 1

Всё началось, когда мне было шесть лет. Я как раз возвращался с прогулки, когда увидел ревевшего белугой Дениса, стоявшего между с двумя милыми тётеньками, державшими его за руки. Денис ревел и говорил что-то вроде: «Мама! Мама! Я не хочу уезжать! Пожалуйста, мама!» Мама Дениса стояла в дверях подъезда и молчала. Вид у неё был какой-то не живой, застывший и отрешённый. Буквально через минуту Дениса посадили в легковой мобиль, и тот быстро уехал. Я же навсегда запомнил взгляд, которым он смотрел через стекло. Этот взгляд я помню и сейчас, в нём были страх и отчаяние такого размера, что мне до сих пор становится не по себе. Я оглянулся, чтобы спросить маму Дениса, куда он уехал, но она уже куда-то ушла.

Я узнал всё вечером. Моя мама сказала, что Дениса отправили в интернат для мальчиков с пробудившимися псимагическими способностями. Денис был на год меня старше, а способности у мальчиков обычно проявлялись в пять-десять лет. Я вспомнил, как Денис был рад и горд тем, что проверка выявила у него способности псимага. Но, когда его оправляли в интернат, он явно позабыл обо всём этом. Так мне открылась оборотная сторона жизни.

Помнится, я тогда, с некоторой дрожью в голосе, спросил: «Мама, а что, всех детей, у которых обнаружили псимагические способности, отправляют учится в интернат?» Она сказала, что всех. После чего начала нести полную чушь о том, что это для их же блага, что им нужно учиться контролировать свою силу, что учиться самостоятельно очень опасно, и так далее, и тому подобное… Мне стало страшно, и, в свои шесть лет, я отчётливо понял что если у меня тоже обнаружат псимагический дар, то меня, как Дениса, отправят в какое-то жуткое место под названием «интернат», так что я больше никогда не увижу маму.

В этом мнении меня укрепил и дядя Слава, сказавший, что своих собственных детей дворяне почему-то ни в какие интернаты не отправляют, а учат их сами дома. «Интернат» представился мне чем-то ужасным и мрачным, где детей, чуть ли не пытают.

Дядя Слава был моим отчимом. Мама вышла за него совсем недавно, став его второй женой, и он проводил с нами половину времени, а другую половину со своей первой женой. Псимагов он не любил. Говоря, что все дворяне по определению живут за счёт нас, простолюдинов, и имеют слишком много привилегий.

Глава 2

Её звали Мила, она жила в моём подъезде этажом выше. В детстве мы часто играли вместе во дворе, а в школе учились в одном классе. Потом, в тринадцать лет, у Милы обнаружились псимагические способности, и она ушла из нашей школы, начав учиться в какой-то спецшколе для одарённых девчонок.

Надо сказать, что у девочек псимагические способности пробуждались почему-то позже, чем у мальчиков, у них это происходило в девять-четырнадцать лет. И их обычно не забирали в специнтернаты, а просто переводили в специальную школу, если она была в том городе, в котором они жили. Почему так, для меня до сих пор остаётся загадкой. Может быть, потому, что девочек было в два раза больше мальчиков, а может, были и другие причины.

Мне было уже пятнадцать. В один из осенних дней сентября я вышел из своего подъезда и пошел по тротуару в сторону ближайшей станции метро. Погода стояла тёплой, ясной и солнечной, какая обычно бывает только бабьим летом. Народу на улице было не много, я шел думая о своём, и мало замечая происходящее вокруг. Но вдруг мой взгляд зацепился за женский силуэт. Это оказалась потрясающе красивая девушка с роскошными длинными волосами светло-рыжего оттенка. Они лежали волнами на её плечах и лёгкий ветер чуть покачивал их, создавая феерическое впечатление. Остальное у неё тоже было на уровне. Красивая форма, по самой последней моде, туго обтягивала её грудь, заставляя зрителей нервно сглатывать. А короткая плиссированная юбка нисколько не скрывала её аппетитных ножек в белых чулках. Я остановился и стал любоваться этим чудесным зрелищем.

В этот момент, девушка обернулась, и сказала: