Хирург

Егоров Андрей Игоревич

Хирург

Не доехав до Москвы километров двадцати, я застрял в мертвой пробке на Каширском шоссе. Поначалу машины хоть и медленно, но все же двигались в сторону городской черты, но потом движение парализовало полностью. Встали. Стало тихо и безжизненно. Только тикали едва слышно часы «Полет» на левой руке. В воздухе ощущалась августовская жара. Я в очередной раз пожалел, что так и не приобрел кондиционер. Хотя желание возникало регулярно. Чувствуя, как весь покрываюсь липким потом, я наблюдал в лобовое стекло за взбирающейся на мост дорогой. В зеркале заднего вида пейзаж также не отличался разнообразием – мертвая пробка стремительно разрасталась, как раковая опухоль.

Через несколько часов, когда жара и мое раздражение сделалось невыносимыми, я открыл дверцу и вышел наружу. Многие водители поступили также. Они сбились в кучки и, стоя ко мне спиной, беседовали между собой. Неунывающее семейство устроило неподалеку импровизированный пикник. Отец расстелил на травке покрывало и деловито резал арбуз. Счастливый мальчишка с чавканьем жевал сочную мякоть. Я вспомнил, как когда-то и мой отец также угощал меня арбузом. Водитель газели в грязной одежде ожесточенно орал в трубку, ругая дорожных рабочих – он полагал их виновниками затора. Лицо его скрывалось в тени от брезента.

Я не знал, что предпринять, запер машину и медленно пошел к мосту. Теперь уже было понятно, что это надолго.

Девушка из дамской машинки канареечного цвета опустила стекло.

– У вас сигаретки не найдется?