Контакт

Егоров Андрей Игоревич

«Первый контакт случился в конце двадцать первого века.

Никто не ожидал, что разведывательное судно „Союз“ наткнется в системе Быка на точный аналог Солнечной системы. Третья планета далекой звезды напоминала Землю буквально всем – диаметром, плотностью, массой, голубоватым оттенком атмосферы...»

Первый контакт случился в конце двадцать первого века.

Никто не ожидал, что разведывательное судно «Союз» наткнется в системе Быка на точный аналог Солнечной системы. Третья планета далекой звезды напоминала Землю буквально всем – диаметром, плотностью, массой, голубоватым оттенком атмосферы.

На борту «Союза» было всего три человека: капитан Сергей Витальевич Иванов, пилот Толя Кравченко и бортмеханик Лидочка Каверина. Вопреки устойчивому предубеждению, что женщина на корабле к неприятностям, разведчики жили дружно. За внимание Лидочки, во всяком случае, никто не боролся. Во-первых, на Земле у нее остался муж, крупный чиновник в Звездном городке, мужик с отвратительным склочным характером. А во-вторых, девушка была очень нехороша собой. Внешностью Лидочка напоминала борцов-тяжеловесов – крепкая в плечах со скуластым упрямым лицом и хорошо заметным пушком над верхней губой. Шутки у нее были с изрядной долей перца, такие остроты не всякому космическому волку по зубам. Поэтому и пилот, и капитан держались с дамой строго по этикету, чтобы не дай бог не решила, будто кто-то из них положил на нее глаз.

Жена Толи Кравченко, узнав, что в очередной рейс с разведчиками отправляется женщина, поначалу приревновала, но, увидев Лидочку, сильно переменилась в настроении.

В отличие от своих подчиненных, капитан был закоренелым холостяком. Ему исполнилось пятьдесят два, что для командира звездного судна – почтенный возраст. Но на пенсию он пока не собирался. А собирался служить до победного конца, то есть «пока не попросят». Пока не просили, учитывая прежние заслуги Иванова. В качестве разведчика Сергей Витальевич посетил множество миров, нанес на звездные карты сотни новых маршрутов, открыл тысячи неизвестных прежде систем. И ни в одной ему не встречалась разумная жизнь. До сегодняшнего дня…