Падение Арконы

Егоров Владимир

Гаврилов Дмитрий

Один из героев повествования, наш современник, Игорь Власов вдруг узнает, что он — наследник старинного рода жрецов Велеса, бога мудрости и волшебства, бога смерти и Нави.

Волей древнего божества Игорь переносится в 1168 год на остров Рюген (мифический Буян). Здесь находится последний оплот северного язычества город Аркона. Игорю, теперь уже Ингвару, доверена особая миссия — спасти священные письмена волхвов. Среди главных героев, Святобор — неистовый воин-оборотень, Инегельд — таинственный скальд Балтии.

Роман основан на подлинных исторических событиях — взятие города Арконы датскими войсками и разрушение ими Балтийских Дельф — Храма Свентовита. Действие разворачивается на фоне крестового похода на земли западных славян и их трагической борьбы против иноземных захватчиков.

Согнется ли древняя культура пред этой бедой? Уцелеют ли последние герои Арконы? Об этом повествует вторая часть романа «Наследники Арконы», где Игорь возвращается в наше настоящее и пытается применить добытые им волшебные знания в интересах справедливости.

Дилогия «Дар Седовласа» и «Падение Арконы» обещает в скором времени превратиться в трилогию. Авторы работают над романом «Эликсир Памяти». Издательствами «Азбука»(1996) и «Кузнечик»(1999) также публиковались отдельные главы из романа.

Для связи с авторами: gavrilovd@mail.ru, д. 235-9101, р. 7237500 доб 2946, 2947

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ:

ПАДЕНИЕ АРКОНЫ

ГЛАВА ПЕРВАЯ. НЕОКОНЧЕННЫЙ ПОЕДИНОК

— Очнулся, болезный! Ну и хорошо. А ты терпи, русич, может, князем станешь! — дед хлопотал у изголовья, заговаривая боль.

Впрочем, боли уже не было. Блаженно вытянувшись на шкуре медведя, Игорь приводил в порядок мысли, но они роились, точно пчелы, не желая подчиняться прояснившемуся сознанию.

Он прекрасно помнил турнир, торжество Всеслава, своего учителя, опьяняющую радость победителя — я еду в Германию! Деньги для школы будут! Ну, что теперь думаете о Горянке, господа «восточники»?! Аплодисменты! Цветы! Прожектора!

Вдруг гонг известил, что с чемпионом собрался драться кто-то еще. По законам боя без правил это мог сделать каждый желающий. Игорь сразу вспомнил голос «доброжелателя» в телефонной трубке, который настойчиво советовал ему «лечь под последнего». Игорь это предложение проигнорировал, для него важны были не только деньги…, хотя и они тоже. Именно из-за денег он ввязался в коммерческие бои. Всеслав, понятно, возражал, но потом и сам стал переживать за лучшего ученика, столь рьяно пропагандирующего с экранов популярного телешоу Славяно-Горицкую борьбу.

А когда Игорь снарядил за свой счет первую экспедицию и организовал группу в детдоме… Тут у Всеслава душа совсем оттаяла, и он стал присутствовать на всех боях ученика в качестве официального тренера.

ГЛАВА ВТОРАЯ. ВСТРЕЧА С ПРОШЛЫМ

— Мне князем — не обязательно! Мне бы собой остаться! — невесело пошутил Игорь, оторвавшись от воспоминаний.

— Такого обещать не могу, — задумчиво произнес дед Олег, устремив на Игоря внимательный взгляд, — Здесь без Власа не обойтись.

— Да, неужели, этот Влас знает больше твоего?

— Он еще прадеда моего деда за волосья таскал.

— Так бы сразу и сказал. Было бы интересно глянуть на его могилку.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ВСЕХ ПУТЕЙ

Ели молча. Олег проглотил три ложки каши, да пригубил молока. Игорь сперва робел, но быстро вошел во вкус, и скоро вовсю уплетал грибы, икру, рябчиков, раков, орехи в меде… Там было еще много всего, чему трудно дать название — на качестве блюд это не сказывалось. Особенно запомнился удивительный напиток со странным, терпким вкусом. От него слегка кружилась голова, а предметы казались полупрозрачными.

— Эль, — сказал Влас, заметив недоумение гостя, — Из белого вереска.

Сам Хозяин ел мало, что совершенно не вязалось с его внешностью. До мясного не дотронулся вообще, а очистил разве миску с чем-то, что Игорю представил как кузнечиков по-египетски.

Уже почти насытившись, парень потянулся было за наливным яблочком, которое одиноко возлежало на огромном блюде, стоявшем на краю стола. Но коварный плод легко выскользнул из пальцев и покатился по блюду, описывая круг за кругом. Влас гулко захохотал, а Олег осуждающе покачал головой. Однако Хозяин, смахивая с глаз слезы, неожиданно произнес:

— Ну, ну, Олег, не дуйся на молодца.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ В АРКОНУ

Снова и снова возвращался Игорь в мыслях к тем дням, когда мудрый старый Олег еще бродил по Матушке-Земле.

Теперь-то он совершенно по-новому, по-другому осмысливал скупые прощальные слова древнего волхва, отпечатавшиеся в Памяти навсегда…

Как наяву, вставала пред глазами Игоря-Ингвара картина их недолгого расставания с Олегом на берегу таинственной реки под названием Время. Теперь он догадался, кто таков Влас на самом деле, но толку от правильности его предположения все равно не было никакого…

«Не токмо против недругов своих отстаивалися крепко, но и около острова многие грады под свою державу подвели, потому всем окрестным государствам грозны и противны были», — вспоминал Игорь рассказ старика. Впрочем, уже, конечно, не Игорь, а именно, Ингвар — так называл его дед Олег, под этим именем знали его побрательнички, Ратибор и Сев, дружинники да гридени, князь со княгинею.

Даже жрец Световита, Любомудр, и тот не заметил, не заподозрил подмены сразу. Между тем, минуло почти два дня с тех пор, как лодка Власа ткнулась носом в прибрежный песок неподалеку от Арконы — строптивого града язычников. А никто и не удивился чудесному появлению Ингвара, словно, он всегда жил среди ругов-руян.

ГЛАВА ПЯТАЯ. ПОСЛЕДНЯЯ ЦИТАДЕЛЬ РУТЕНИИ

В Арконе часто искали пристанища бродячие певцы. На всех городских площадях, на любых дорогах Европы ныне их преследовала воинствующая монашеская братия, коль песня не по нраву окажется. Редкому счастливцу удавалось найти знатного покровителя, прошли те старые и добрые времена, когда ярлы и конунги заманивали к себе перехожих мастеров скальдскапа в надежде, что стихотворцы прославят имена благодетелей навек в сагах и балладах.

Мельчали и сами скальды, многие охотно шли в услужение, все больше звучало песен на заказ, да на потребу городской публики.

Сев и его названые братья обходили вечерним дозором побережье, когда на склоне холма замаячили фигуры чужестранцев. Их было трое, все они разительно отличались друг от друга, но в их облике проступало что-то неуловимо единое и каждый дополнял другого. Первым спускался древний старец в выцветшей от солнца и стирки холстине, в руке он сжимал посох, а сбоку от заплечного мешка на ремне у него имелись гусли. Впрочем, может и не они, но в таких тонкостях Игорь не разбирался. Второй приметили девушку в черном. О том, что она свободна, говорили не знавшие платка золотые волосы — большая редкость ныне; — судя по одежде, наверное, трюкачка. И был еще один… Этот третий, как поглядел Игорь, выделялся колоритной внешностью, которая никак не вязалась с ремеслом бродячего артиста.

Не сладко приходилось боянам и на Руси.

В тринадцатом веке потомков Велесова внука нарекли скоморохами. Во многом утратив наследие великих предков, они пели и плясали, радуя народ. Игорь знал — их будут жечь и убивать не меньше чем последних волхвов и прочих носителей Вед. Видно, велика сила песенного слога! И не сила это вовсе, а мощь настоящая. И боятся ее те, кто нечист душой.

ЭПИЛОГ

— Вот и все! Я победил! — устало подумал Игорь.

Глубоко вздохнул, острый запах пота сотен зрителей кольнул нос. Грудь свела судорога… Нет, отпустило.

Непонимающими глазами он смотрел на ринг, усыпанный цветами поверх желтых опилок настил, тупо и отрешенно взирал на судью, выкрикивающего его имя.

— Кажется, я все-таки поеду в Германию!

Деньги для школы будут! Что теперь скажете о Горянке, «восточники»?!