Как грабят корованы

Егорова Наталья

У Ваньки Несытого была мечта. Хотелось ему попасть в солнечную Лапландию, где прямо из земли бьют горячие ключи, а море тёплое, как парное молоко. Кто туда попал, сиди целый день на берегу, грейся и сладкие жёлтые огурцы жуй.

Это ему бродячий сказочник рассказал. Ну, сказочникам, известно, веры особой нет: соврут, недорого возьмут, а тут Ваньке как запало в голову – на всю жизнь.

Говорил сказочник, что растут в Лапландии чудные деревья с волосатыми ногами. Иногда с них орехи падают, аж с голову размером и тоже волосатые. Ежли такой расколоть, а его расколи поди-ка, оттуда сладкое молоко прыскает. Вот ведь, всё у них сладкое – и огурцы, и молоко.

Ан нет, говорит сказочник, арбузы в Лапландии горькие, да ещё и колючие. И растут прямо друг на дружке целыми гроздьями. Из них местную водку гонят.

До водки Ванька был не особенно охоч. Зато на бережке тёплого моря под волосатым деревом валяться – вот это жизнь. Ни тебе коров доить, ни козлов объезжать, ни там крышу латать.

* * *

До Московы кое-как добрался, весь хлеб подъел. Повыспросил, где корованщиков до Питербурха нанимают. Подходит к загону, там плюгавый мужичок ездовому козлу на рога верёвку накручивает, козёл башкой мотает и раздражённо взмекивает. А в стороне девка чудная хлыстом поигрывает. Одёжа на девке мужицкая, косы обрезаны, как у шелудивой, а глазами так и зыркает. Сама до того худа и жилиста, будто её нарочно на солнце вялили.

И ещё один – чернявый кучерявый – у загона трётся, но сразу видно, не хозяин. Вона глаза какие голодные.

Ну, Ванька, понятно, к мужичонке направился.

– Это, – говорит, – вы Скоробогат, которому корованщики нужны?

И кучерявый туда же посунулся.