Записки озабоченного

Ермак Александр

В книгу включены два произведения Александра Ермака: повесть «Записки озабоченного» и забавная автобиография «Ermakus Veritas».

«Записки озабоченного» впервые представлены в полной, никогда ранее не публиковавшейся версии. Начинается повесть с того, что от журналиста уходит подруга и он пытается найти ей «полноценную» замену в своем ближайшем окружении. Это, однако, ему не удается. И тогда журналист обращается к интернету, сначала виртуально знакомится, а затем реально встречается с очень разными молодыми особами. Одних он находит в интернет-разделе «Флирт», других – в «Бесплатном интиме», третьих – в «Досуге»…

По ходу своего большого интимного приключения журналист узнает многое об отношениях мужчин и женщин, впутывается в разные истории и, в конце концов, находит настоящую любовь. Правда, совсем не там, где искал…

Забавная автобиография «Ermakus Veritas» рассказывает о школьных, флотских, институтских и литературных похождениях главного героя.

ЗАПИСКИ ОЗАБОЧЕННОГО

(гормональный репортаж)

Полная версия

Весенний синдром

Мы вышли из кинотеатра. Прямо на Тверскую. Туда, где обитают быстрые машины. Они могут домчать нас, куда наши души и тела пожелают.

Я поднял руку, голосуя. А сам не отрывал взгляда от Мерилин. Свет фонаря освещал ее в упор как прожектор. Ветер играл роскошными светлыми волосами, распахивал шубку, пробегал по рвущимся из-под белого платья груди и бедрам. Сердце мое билось пламенным дизелем. Я сам хотел быть этим наглым теплым весенним ветром.

Мерилин улыбнулась:

– Мы едем к тебе?

Я как-то и не подумал о таком варианте:

С шашкой наголо!

«Дело сделано, и единственное утешение – что его уже не исправишь», как говорят в Турции, когда отрубят голову не тому, кому следует. Вот и у меня, не знаю, правильно ли или нет, но дело сделано. Письма ушли. В базе данных зарегистрировался, и все три мои объявления выстроились друг за другом в списке мужских предложений. Все, что я могу теперь – только ждать.

Выключил компьютер, чтобы потом потянуть время, пока его снова буду запускать. Покурил. Выпил кофе. Глянул на часы – прошло пятнадцать минут. Рука потянулась к кнопке «включить». Но я, глянув в зеркало, остановил себя:

– День в разгаре, а вы, сэр, все еще небриты. Вперед – в ванную.

Да, умыться утром – умылся, а вот побриться, озабоченный плотскими мыслями, забыл. Стараюсь водить лезвие медленно, бреюсь тщательно, и раз, и другой прыскаю одеколоном – лишь бы занять еще лишнюю минутку. Но вот и гладенький, и благоухающий. Гляжу на часы – держусь уже тридцать минут.

– А может, уже пришло чье-нибудь послание, и я зря маюсь? – спрашиваю у Мерилин.

Как хочется чего-нибудь такого…

Так, заглядываю в первый из неизученных еще мною разделов «Интим бесплатно, замужние женщины». Нажимаю на кнопку с тайной надеждой – может именно состоящие в браке создания освободят меня от озабоченности, принесут полное удовлетворение. А вдруг?

Компьютер выдает внушительный список. В основном – женщины после 25 лет. Уже успели устать от мужей? Или разочаровались в них?

Вот она – мечта малолеток. И почему у меня не было компьютера в четырнадцать. В те годы, когда я маялся поллюциями, разрисовывая простыни по ночам мокрыми пятнами.

Я вздохнул, вспоминая. Закурил.

Флирт ведут знатоки

Флирт – это занимательнейшее занятие. Это детектив, это расследование женщины. Ты переписываешься, перезваниваешься с ней, встречаешься, следишь за жестами, словами, поступками, интонациями. И постепенно, шаг за шагом, раскрываешь ее суть, ее тайны, ее фантазии. Твой мозг постоянно работает, он увлечен познанием прекрасного. Твое тело напряжено, оно увлечено предвкушением.

Увлечение… Когда я последний раз увлекался? Не просто трахался, а именно увлекался?…

– Мерилин, скажи. Кто, кроме тебя, смог пробудить во мне девятый вал желаний, страсти, грез? Чьим портретом можно заменить твою фотографию? Да и хотя бы повесить рядом?

Я ковыряюсь в своей записной книжке среди незачеркнутых имен:

– Подруги минувших дней: Галя, Женя, Лелька… Нет, нет, не то. Здесь все ясно… Все понятно…

Куда ведет конец?

Отсылаю в редакцию материал о проститутках и концентрируюсь. Мне предстоит проделать огромную работу. И быстро. Поэтому ничто не должно меня отвлекать.

С утра, первым делом, я уничтожил в интернете все свои объявления, чтобы больше мне никто не писал. Ни проститутки, ни просто охочие женщины. Пусть даже и достойные. Прощайте. Жму кнопку «Delete».

Ну, вот и все – в сети нет больше ни «С шашкой наголо», ни «Твоего ласкового и нежного зверя», ни «Homo sapiens». Рядом со мной осталась только одна женщина – распятая на стене Мерилин. Но она не мешает.

Теперь еще – сходить в магазин. Затариться по полной продуктами, и можно садиться за работу.

Беру одолженные у Казимира деньги и марширую по ближайшим к дому магазинчикам. Мясной, молочный, хлебный…

YERMAKUS VERITAS

Предисловие

Жизнь каждого из выдающихся людей всегда окружена потертой занавесью таинственности и загадочности. И поэтому трудно судить, что же на самом деле предопределило те или иные повороты в судьбе интересного обществу человека, что повлияло на истоки его творчества.

Появления творца в свете, его бурные романы, буйные конфликты не только не исчерпывают любопытство критиков и всяких прочих, но и наоборот, только разжигают его. Как правило, все эти события обрастают совершенно невероятными деталями, превращаются в откровенные слухи и домыслы. А в результате общественный портрет не имеет ничего общего с оригиналом.

И вот в связи с тем, что в литературном и обывательском мире сложилось совершенно неадекватное представление о жизни и творчестве выдающегося писателя Александра Николаевича Ермака, нами предпринимается попытка пролить луч света на темное лицо данного человека – мы публикуем исключительно подлинные свидетельства о его повседневной жизни, творческих тяготах, лишениях и заботах.

В ходе подготовительных работ нам поступило множество предложений к публикации от частных лиц, организаций и всяческих там союзов. Речь шла о воспоминаниях, отзывах, наблюдениях за творчеством и жизнью знаменитого прозаика, а иногда и поэта – одного из величайших первопроходцев интерактивной школы. Однако в большинстве случаев возникли определенные проблемы с тем, чтобы гарантировать читателям подлинность представленных документов, а также и событий в них описываемых. Поэтому, избегая опасности искажения натурального образа А.Н., мы отобрали лишь часть материалов, часть, действительно имеющую отношение к его жизни до смерти.

Все представленные документы, на наш просвещенный взгляд, достаточно широко освещают творчество замечательного Ермака современности, позволяют окончательно понять, как он дошел до такой литературной жизни, осознать, как ему удавалось совместить такую жизнь и такое искусство.

Автобиография

Я, Ермак Александр Николаевич, родился в рабоче-крестьянской семье четвертым ребенком с края 11 мая 1962 года на границе города Новосибирска и деревни Огурцово Новосибирской области.

Моя мать – Анфиса Никоноровна, дочь четы Бурлаковых, бежавших от голода пешком из Рязани в Сибирь в начале века. Ее отец, мой дед, хотя и носил русскую фамилию, кровей был монголо-татарских княжеских из рода Чингисхана. Ее мать, моя бабка, была чистокровной хохлушкой – Гриценко. Они говорили на разных языках, потому и не понимали друг друга. Вследствие этого непонимания я и имею столь многочисленную родню – двенадцать тетушек и шесть дядек только по материнской линии.

Мой отец – Николай Прохорович был чистокровный русский, чего не скажешь о его родителях. Так дед был на одну половину бродяга – потомок легендарного путешественника Ермака, оставившего на память о пребывании в деревне ребенка и фамилию; на другую половину – откровенный мордвин. Бабка была чалдонкой – “то ли с Чала, то ли с Дона” и пела мне вечерами свои заунывные чалдонские матерные песни.

По нашему огороду проходила городская черта, которая и позволила мне, живя в непосредственной близости к природе и народу, вырастать городским жителем. Так в туалет я всегда ходил за черту города в деревню, обедал же с ножом и вилкой в руках в своей городской усадьбе. Все друзья мои были деревенскими, но учился я в городской школе, за что они меня частенько били – как городского, за что я их бил – понятно. Но после драки мы обычно уважали друг друга и даже гордились.

Моя первая учительница была математичкой и хотела воспитать из меня великого математика. И хотя я легко защитил теорему Ферма во втором классе, меня рвало на улицу в нематематическую импровизацию. Мне нравились житейские задачки с неизвестными личностями и парадоксальные примеры иррациональных решений.

От школьного порога до порока

«Веселое пополнение привели юные мамы и папы в школу. Кто знает какая гордость и какая шваль вырастет из этих розовощеких мешочков разума. Школа, однако, сделает все, чтобы имена этого первого класса звучали в будущем гордо:

Валя Калдобина

Александр Ермак, как штатная единица Тихоокеанского флота

«Пол – мужеский,

Рост – 170–172 см,

Вес – 68–75 кг,

Завод – отечества оплот

«Сегодня в наш коллектив вливаются новые члены и членки. Четыре молодых, немолодых и совсем немолодых человека, которые отныне, работая на нашем заводе, в нашем цеху навсегда останутся молодыми.

Поприветствуем!

Титанов Корнелий Петрович. Старый рабочий, который видал отца нашего директора в гробу, а нашего директора, когда тот еще под стол пешком ходил. Теперь они, бывает, вместе посещают места общего пользования. Но не только этим славен Корнелий Петрович. Славен он в первую очередь своими золотыми руками. Нет таких ворот, дверей, сейфов и лифчиков, которые были бы не подвластны руке мастера-слесаря в семнадцатом колене. Дед Корнелия Петровича был одним из первых слесарей на Руси. Именно он первым выковал на кузне новый металл и назвал его титаном. Отсюда и пошла гулять по необъятным просторам наших заводов да фабрик династия с фамилией – Титановы. Так, гуляй Корнелий Петрович по территории нашего цеха на здоровье, на славу, на высокую производительность труда…