Записки озабоченного (Гормональный репортаж)

Ермак Александр

1. Весенний синдром

Мы вышли из кинотеатра. Прямо на Тверскую. Туда, где обитают быстрые машины. Они могут домчать нас, куда наши души и тела пожелают.

Я поднял руку, голосуя. А сам не отрывал взгляда от Мерлин. Свет фонаря освещал ее в упор как прожектор. Ветер играл роскошными светлыми волосами, распахивал шубку, пробегал по рвущимся из-под белого платья груди и бедрам. Сердце мое билось пламенным дизелем. Я сам хотел быть этим наглым теплым весенним ветром.

Мерлин улыбнулась:

— Мы едем к тебе?

Я как-то и не подумал о таком варианте:

2. С шашкой наголо!

«Дело сделано, и единственное утешение — что его уже не исправишь», как говорят в Турции, когда отрубят голову не тому, кому следует. Вот и у меня, не знаю правильно ли или нет, но дело сделано. Письма ушли. В базе данных зарегистрировался, и все три мои объявления выстроились друг за другом в списке мужских предложений. Все, что я могу теперь — только ждать.

Выключил компьютер, чтобы потом потянуть время, пока его снова буду запускать. Покурил. Выпил кофе. Глянул на часы — прошло пятнадцать минут. Рука потянулась к кнопке «включить». Но я, глянув в зеркало, остановил себя:

— День в разгаре, а ты все еще небритый. Вперед — в ванную.

Да, умыться утром умылся, а вот побриться, озабоченный плотскими мыслями, забыл. Стараюсь водить лезвие медленно, бреюсь тщательно, и раз, и другой прыскаю одеколоном лишь бы занять еще лишнюю минутку. Но вот и гладенький, и благоухающий. Гляжу на часы — держусь уже тридцать минут.

— А может уже пришло чье-нибудь послание, и я зря маюсь? — спрашиваю у Мерлин.