Царство медное

Ершова Елена Александровна

Конец света случился, и земля на многие столетия погрузилась в вечную мерзлоту и мрак. Ученый-биолог отправляется в опасную экспедицию, не подозревая, что ему предстоит столкнуться с ожившими легендами Сумеречного мира. Но рукотворные монстры оказываются не страшнее тех, что таятся в потаенных уголках человеческой души. И отныне ученому придется решить, насколько этичной является игра в Бога, если расплатой за процветание становятся поломанные жизни, а человечество оказывается на грани новой катастрофы.

Пролог

«Данный текст копирован с документа, найденного в катакомбах Дара во время второй исследовательской экспедиции.

(конец цитаты)

Как мы видим, начало представляет собой вольное переложение откровения святого Иоанна, предсказывающего конец света или Апокалипсис. Автор также соотносит видения пророчества с началом Сумеречной эпохи, а также с последствиями этой катастрофы. Особое внимание заслуживает описание так называемой «саранчи», вышедшей из бездны. Вероятно, именно эти строки являются аллюзией на известное полумифическое подразделение, якобы развернувшее свою деятельность в северных землях Дара. Несмотря на оставшееся со времен очистительных войн наследие, мы склонны видеть в этом скорее легенды, нежели реально существующие персоналии. Фактами, подтверждающими существование т. н.

васпов

в современном мире, на данный момент ученые не располагают.

Примечание: рукопись представляет собой дневниковую запись. В каземате обнаружен прикованный цепями скелет, содержащий серьезные повреждения костной ткани. Согласно проведенной экспертизе повреждения носят скорее искусственный, нежели врожденный характер (фотографии прилагаются).

1. Улей

К вечеру ударил мороз.

Это ощущалось по слабому потрескиванию стен и заиндевевшим стеклам. Виктор поднял ворот меховой куртки и отхлебнул обжигающий кипяток из алюминиевой кружки. Его пальцы стали красными и распухшими, словно разваренные сардельки.

— Надень варежки, руки отморозишь, — сказал Монгол, сощурив и без того узкие глаза.

Глядя на его жидкие усы, свисающие по бокам крупного губастого рта, Виктор подумал, что наутро на концах этих усов будут звенеть крепкие сосульки. Если, конечно, экспедиторы переживут эту ночь.

— Сколько еще осталось? — спросил он, послушно натягивая на одеревеневшие руки колючие шерстяные рукавицы.