Новая линия

Евгений Максимов Валерьевич

Часть 1

I

Он очень любил свой город. Не мог даже представить себе того, что когда-нибудь ему придется покинуть его. Он знал, что это его город. Именно его, а не всех остальных в нем живущих людей. Ведь это, бесспорно, самый чистый город в мире, где он жил. Нельзя, пожалуй, найти другого такого места на измученной людьми Земле, где человек мог находиться на улице без каких-либо защитных приспособлений и оставаться там длительное время без риска для своей жизни, и жизни своих детей. Город был прекрасен той своеобразной и непередаваемой красотой, какую таят в себе многие небольшие городки. Он был просто влюблен в его зелено-голубое небо над ним, которое ночью сменялось на почти идеальный черный цвет, по которому были разбросаны звезды. Они таили в себе множество загадок и влекли его к себе. Но больше всего ему нравились улицы города, и люди которые в нем жили. Добрые и отзывчивые люди, готовые прийти на помощь в любую минуту. Он был уверен, что нигде, ни на какой из планет, на далеких звездах он не сможет найти ничего подобного своему городу.

Вот и сейчас Авор стоял возле окна и влюбленно смотрел на город, в котором он родился и вырос, город в котором он проведет много лет счастливой жизни.

Внезапно за его спиной открылась дверь, и он услышал голос матери:

— Сынок, поторопись, если хочешь успеть на занятия.

— Да мам, — ответил Авор и начал собираться.

II

Лой стоял на холме и осматривал окрестности. Сейчас его, как никогда, волновал вопрос: Что же с ним происходит.

Все началось совсем недавно, месяц, может два назад. Иногда, он делал что-то сам того не зная. То есть какие-то воспоминания как бы пропадали из его головы. Когда с ним в первый раз это произошло, он подумал, что это все из- за того что он слегка напился днем раньше. Тогда он в первый раз в своей жизни выпил. Пьяным он себя не чувствовал, но по рассказам старших, предполагал, что выпивший человек может забыть все, что с ним происходило. Скорее всего он забыл бы эту историю через неделю. Но провалы в памяти случались у него с поражающей периодичностью. Самым странным было, то что после всех этих случаев он всегда оказывался на том же месте, где был до провала. Но проходило достаточно много времени. Один раз даже больше суток.

Он не мог ничего с этим поделать. Не мог никому рассказать про это, поскольку рисковал показаться ненормальным. Ну что можно сказать о человеке, который не может отвечать за действия, которые он совершал в течение суток. Разумеется, любой подумал бы, что Лой не имеет права состоять в клане, до тех пор, пока не сможет поладить со своим рассудком. Скорее всего ему бы запретили пользоваться общим оружием, ходить в бои с людьми, у которых он мог бы чему-то научиться. Никто не захотел бы идти с таким человеком в бой, доверять ему свою жизнь.

Может быть его бы даже выгнали за пределы поселения. Исходя из таких размышлений, Лой отмалчивался, делая вид, что ничего не происходит. Тем более за все это время никто и не заметил, что с ним что-то не так. А если и заметил, то не подал виду. Во всяком случае отношения между ним и остальными людьми клана ничуть не изменились. Лой не понимал, что бы это могло значить. Но он сделал вывод, что раз никто ничего не замечает, значит он не делает ничего необычного, ничего из того что выдавало бы его изменения. Эта мысль его несколько успокаивала. Он продолжал так думать до вчерашнего дня, когда произошло то, чего не могло бы произойти с Лоем, нормальным Лоем, который никогда не предавал друзей, не бросал их в беде. А то что произошло нельзя назвать иначе как предательством.

Сейчас у клана Ихс, в котором состоял Лой, были напряженные отношения с кланом Тсим. Не то чтобы велись постоянные боевые действия, с участием множества магов. До такого еще не дошло, но периодически между воинами случались стычки, люди гибли. А лидеры ни о чем не могли договориться. Вчера Лой и Хой были посланы в некое подобие разведки, с небольшим уведомлением о своем пребывании.

III

Проснувшись Авор обнаружил, что Дима спит на полу рядом с его кроватью.

Потянувшись он решил, что стоило бы умыться, а уж потом решать, что же ему делать. Пройдя в ванную он обнаружил, что там ему все более или менее знакомо. Закончив все свои дела он вышел из ванной и обнаружил, что Дима уже встал и возится на кухне с завтраком.

— Как думаешь, дядя скоро придет? — спросил Авор.

— Вообще-то он сказал, чтобы мы в двенадцать подошли к дворцу культуры, это не сильно далеко — в двадцати минутах ходьбы, так что если ты не против то прогуляемся по городу пешком. Покажу тебе местные достопримечательности.

— Конечно. Хотелось бы узнать, как вы тут живете.

IV

Спать было так приятно. И так не хотелось открывать глаза. Но он знал, что уже утро, а значит пора вставать. Открыв глаза, Лой чуть не упал в обморок. Прямо напротив него на Земле кто-то сидел. Маленький рост и босые ноги, у которых прямо на ступнях, казалось была подошва, выдавали в этом незнакомце хоббита. Хоббит разводил костер, который Лой затушил вчера вечером.

Заметив, что Лой проснулся, хоббит повернулся к нему, улыбнулся и сказал:

— Мир тебе, странник. Мое имя Грого, Грого Бэггинс. Да, да потомок того самого, великого путешественника Бильбо Бэггинса. Вы конечно же слышали о нем?

— Здравствуй Грого, — понемногу приходя в себя сказал Лой, — меня зовут Лой, и, извини, но я никогда не слышал о таком хоббите, я вообще про вас мало, что знаю.

Лой понял, что его жизни ничего не грозит. Меч был при нем, но хоббит не казался враждебно настроенным. Кроме того, он уже закончил разводить костер и начал подогревать завтрак для себя и Лоя. Поскольку все съедобное Лой съел еще вчера, это было как нельзя кстати. Тем временем хоббит продолжал:

V

Было примерно пять часов, когда утреннюю тишину разорвали два совершенно диких вопля. Причем один из них был наполнен ужасом, а другой напротив нескрываемой радостью.

Авор медленно поднялся на кровати, ловя на себе удивленный взгляд Димы, у которого на лице была написана такая радость, словно исполнились вдруг все его заветные желания. Дима некоторое время сосредоточенно рассматривал Авора, но потом отвернулся от него и начал бормотать себе под нос:

— Надо же, как повезло! Сначала наградим ламера. Без него я бы ни за что не хакнул. Да такое бывает раз в жизни!

Авор прекрасно слышал все эти реплики, но ему сейчас не хотелось ни о чем расспрашивать Диму. Он пытался сосредоточится на приснившемся ему кошмаре. Ему это удавалось, на удивление, хорошо, хотя обычно он быстро забывал свои сны. Но этот стоял перед ним с ужасающей четкостью. Он многое в нем не понял, но думал, что этот сон чем-то для него важен. Внезапно, ему захотелось проверить, а не игра ли все это его больного воображения. И он спросил:

— А кто такие хоббиты?

Часть II

I

Интересно, о чем же сейчас думает Дима. Вот я, например, сколько не смотрю на этот мир, а удивление не проходит. Все так спокойно, вся моя сущность протестует против людей, которые свободно ходят по улицам, не боясь никаких излучений. По-моему им даже наплевать на все, что вокруг них происходит, и в еще большей степени наплевать на то что произойдет потом. Мне все время кажется, что это сон. Вот только я до сих пор не могу решить хороший или плохой. Эти мысли забываются лишь когда я вижу настоящий сон — открытые равнины на многие километры, а по ним ходят по одному или группами люди и разные другие существа, из которых я запомнил только хоббитов. К сожалению, я в этих снах не могу принять участия.

И все-таки интересно, что сейчас происходит в голове моего брата, я до сих пор продолжаю его называть именно так, хотя и знаю, что это не правда, но мне не хочется вспоминать, обо всем что придумал дядя. Нет не дядя — Снур Б. Вангов, большего он теперь не достоин.

Внезапно Дима отошел от своих размышлений, и бодро, на удивление бодро, сказал:

— Пошли, я думаю сервак уже подняли, может заглянем в виртуалку.

И все у него просто и понятно, а мне из всего сказанного понятно лишь тридцать процентов, но расспросить его о значениях терминов я не решился, поэтому я и ответил:

II

С большим трудом я смог выплыть из глубокого сна. Во всем теле было странное опустошенность. Где я нахожусь? Только через несколько минут я понял, что лежу в постели в нашем с Димой гостиничном номере. Но как я тут оказался я вспомнить не мог. Воспоминания о последних нескольких днях восстанавливаются с огромным трудом.

Дима ошибся — мы подошли к горам только на третий день. Дорога буквально упиралась в отвесную скалу.

— Ну и что дальше? — спросил Лой, с некоторым сарказмом.

— Надо найти вход в пещеру, — устало ответил старец, под ликом которого скрывался Дима.

Сказав это он исчез. Я достал сигарету, и закурил. Хорошо еще, что Дима оставил мне парочку, потому что у меня до сих пор не получается этот трюк. Вернее получается, только сигареты получаются не пригодными к употреблению. Но Дима обещает, что это вскоре уладится. По-моему его больше волновали другие проблемы.

III

В квартире Димы не было. Убедившись в том, что вся его одежда на месте, я понял, что выйти он тоже никуда не мог. Что же могло случится? Причем мне кажется, что это случилось именно когда я подходил к двери в нашу комнату. Значит похитители, если его похитили, действовали очень быстро. Видимо похищать его некому, кроме как той организации на след которой мы встали. Что ж они меня надолго сбили со следу. Ведь без Димы я ничего толком не умею в этом мире. Значит мне придется самому со всем разобраться. Во мне вдруг появилась надежда, что все это глупый розыгрыш, и я стал внимательно осматривать ящики и шкафы.

Когда я снова вернулся в нашу комнату, я бросил случайный взгляд на компьютер. На его экране застыло странное изображение — Дима стоит перед зеркалом и вскрывает себе вены на руках. То самое, что я видел сегодня во сне. Что ж это хоть какое-то подтверждение тому, что мой сон это не просто сон, а что-то большее.

Я решил посмотреть, остался ли диск на который Дима записывал информацию в компьютере и стал беспорядочно тыкать по всем кнопкам блока, в который Дима вставлял диск. После нескольких неудачных попыток диск все-таки выехал ко мне. Надеюсь, что это тот диск, и что информация на нем в целости и сохранности. Я прибрал его в коробку, и положил к себе в карман.

Я заплатил еще за пару дней пребывания в гостинице, никуда я без Димы не уеду. После этой процедуры, я вышел на улицу, купил в каком-то киоске пива, и пошел искать свободные лавочки. Несмотря на раннее время их нигде не было видно. Внезапно я услышал:

— Дима, привет!