Стальной лев революции. Восток

Евграшин Иван

Выражаю глубочайшую признательность всему коллективу писательского форума «В Вихре Времен» (http://mahrov.4bb.ru) за помощь в написании книги и особенно Рыбакову Артему Олеговичу, Туробову Андрею Владимировичу и Акимову Сергею Викторовичу за постоянные правки, верные замечания и неоценимые советы. Благодарю всех моих оппонентов, в особенности непримиримых, за их комментарии столь необходимые для выявления укоренившихся в сознании наших современников мифов и «Светлых образов», а также для интерактивного мониторинга состояния умов.

При написании Первой главы в основном использовался первый том двухтомника «Гражданская война в СССР» (Москва, Воениздат, 1980) под общей редакцией д.и.н., профессора Н.Н. Азовцева.

Отрывок о казачьем происхождении В.И. Ленина взят из «Тихого Дона». Описать этот момент лучше Михаила Александровича Шолохова, скорее всего, невозможно, поэтому после многочисленных попыток я оставил это фактически безнадежное дело.

При написании книг используются документы, публицистика, воспоминания, мемуары, собрания сочинений, энциклопедии, словари и узкоспециализированные монографии по различным аспектам описываемого периода. Полный список литературы будет представлен автором в конце последней книги серии.

От автора

Живет в нашей стране одна песня, известная под названием «И вновь продолжается бой». Невероятное по своей энергетике произведение. Есть там такие слова:

Вот я думаю…

Ладно, бойцы уже не встанут, и побед не будет, а вот перед отцами неудобно получилось. Продали мы их.

Пролог

Андрон Селиванов, вырвавшись с фронта, благополучно добрался санитарным поездом до Екатеринбурга. Мужик неописуемо гордился собой. Он не только сумел далеко продвинуться в сторону родной Акмолинской области, но и смог угодить господам военным врачам, ухаживая за тяжело ранеными во время дороги, заменив пропавшего санитара. Селиванов не знал, куда тот пропал, но, оказавшись практически единственным на весь вагон более или менее подвижным, как умел, помогал врачам и сестрам милосердия. Нога болела несильно, и Андрон умудрялся поспевать везде и всюду.

Сейчас он стоял возле вагона начальника их санитарного поезда и ожидал решения своей дальнейшей судьбы. Самоотверженная работа Селиванова впечатлила врача, который проводил осмотры раненых, и солдату пообещали место санитара. Кандидатура Андрона всех полностью устраивала, так как при этом отпадала необходимость как искать нового санитара, так и сообщать начальству о пропаже предыдущего и обстоятельствах, при которых это произошло. Самое главное — все прекрасно устраивало самого Селиванова.

Поезд находился на главном пассажирском вокзале Екатеринбурга, куда прибыл вчера вечером. В настоящий момент из вагонов выгружали последних раненых, остальные уже были отправлены в городские госпиталя. Для удобства выгрузки тяжелораненых санитарный эшелон поставили на первом пути, но немного в стороне, в самом конце перрона, видимо, для того чтобы не смущать видом человеческих страданий множество солдат и офицеров, находившихся на станции.

Мороз стоял крепкий. Ветра практически не было. С неба нехотя падали маленькие снежинки. С места, где скучал Селиванов, открывался хороший вид в город. Смотреть же в сторону путей солдату опротивело. Так-то — ничего, но всю картину портили горки шелухи от семечек, давние — присыпанные снегом, и свежие — недавно налузганные. Эти горки достаточно равномерно распределялись практически по всему перрону, исключая не очень большую площадку прямо перед центральным входом в вокзал, да и на путях их тоже накопилось немало. Возле некоторых кружком стояли солдаты, сплевывающие шелуху и занятые своими разговорами. Периодически их окутывал дым от маневрирующих по станции паровозов, и люди как бы пропадали из этого мира, а потом появлялись вновь, как ни в чем не бывало. Народу на станции толпился всегда. Люди, гражданские и военные, приезжали и уезжали, а горы шелухи росли. Убирать их было совершенно некому, да и незачем.