Отступница

Евстра Евгения

Жизнь штука забавная и порой преподносит нам весьма сложные и интересные уроки, каждый раз ставя перед выбором — принимать их или нет. Далия, пусть и неосознанно, свой выбор сделала. Теперь ей предстоит научиться жить в новом, непредсказуемом мире, где такие, как она считаются 'отступниками'. Где единожды данная клятва может перечеркнуть всю жизнь. А ангел-хранитель, призванный защищать и оберегать, мало чем может помочь даже самому себе. Но, как известно, чем тяжелее путь, тем больший опыт он приносит нам в итоге…

Пролог

…Гнев и отчаяние раскаленными иглами терзают душу…

…срывающийся снег больно царапает разгоряченное лицо…

…слишком мало времени…

…слишком мало силы…

…слишком много противников…

ЧАСТЬ 1

Клятва

Глава 1

Тихо звенела ночь. Легкий шелест деревьев убаюкивал Лаосен — маленький уютный городок, расположенный в чаще зачарованного леса, подальше от любопытных глаз людей.

Город спал. Спала и я, завернувшись с головой в легкое шерстяное одеяло…

Сон был тревожный и необычайно яркий.

…Глубокие овраги, кишащие змеями, темные перелески, населенные потусторонними тварями, безнадежно-мертвые деревни и бесконечная смерть — видения как калейдоскоп сменяли друг друга, заставляя сердце заходиться от безнадежности.

И с каждой призрачной картинкой вокруг меня вырастала все новая и новая стена, отсекающая пути к отступлению. Тупик, тупик, тупик…

Глава 2

Оказалось, что Эммануил является молодым ангелом, едва окончившим Высший Заоблачный Университет по специальности Хранитель Душ высших воплощений Четвертого Измерения… Учился, как впрочем и закончил, Эммануил на отлично, с легкостью усваивая теоретические знания, чем, собственно, и зарабатывал хорошие оценки.

А вот с общей, включенной в обучение на любом факультете и одинаковой для всех учеников, практикой приходилось намного хуже. Качеств, достойных «настоящего», как говаривал преподаватель, ангела у него явно не доставало… К примеру, так необходимой смелости и решимости в экстремальной ситуации у него хватало максимум на пять минут, потом начиналась паника. Из-за чего, в общем-то, на рядовых практических занятиях Эммануил частенько и проваливался.

Хотя, впрочем, выбранная ангелом специальность особых практических навыков не требовала, а посему преподаватели попросту закрывали глаза на недочеты несчастного студента. А вот сокурсники за эту особенность, наоборот, поиздеваться над Эммануилом любили…

Поэтому ангел с нетерпением ожидал окончания «ВЗУ» — после которого мечтал отбыть на спокойную непыльную работенку куда-нибудь в маленький городок, охранять какую-нибудь старушку (за острой нехваткой кадров, хранители высылались к подопечным в тяжелые моменты их жизни, как незримая моральная поддержка, либо по мольбе заказчика).

Но и здесь Эммануила поджидала насмешка, на этот раз судьбы…

Глава 3

Вялое декабрьское солнце неуклонно ползло к горизонту, медленно растворяясь в грязной дымке, навеянной городом. Очередная оттепель так толком и не начавшийся зимы подтапливала и без того небольшой слой снега, вместе с рьяными снегоуборочными машинами превращая его в грязную кашу, неприглядными кучами сваленную по краям проезжей части.

Тротуары чести быть очищенными не удостаивались, а посему, образовавшийся на них каток был попросту бесполезно присыпан песком. Отчего незадачливые прохожие, опасно балансируя между подозрительно свисающими с козырьков сосульками и, «заботливо» наваленными дорожной службой грязными заледеневшими сугробами, постоянно поскальзываясь, падая и сшибая друг друга, хмуро продвигались по заветной тропе к намеченной цели.

Мне, к счастью, стать очередной пациенткой травмпункта пока не грозило. Я наблюдала за всем происходящим на улице из окошка старенького, потрепанного жизнью и дорогами, троллейбуса, который пусть и медленно, скрипя всеми своими запчастями и пощелкивая на каждом повороте, но все-таки упрямо ехал вперед, невзирая на свое плачевное состояние.

«Может и доедет, если не рассыплется… — отстраненно подумала я, вслушиваясь в особенно горестный стон железа. В следующую секунду взвизгнули тормоза, и я едва успела выставить вперед руку, чтобы не удариться лбом о впереди стоящее сидение, — …Или если водитель нас не добьет…».

Троллейбус, немного отдышавшись после такого потрясения, снова начал вдумчивое планомерное восхождение на небольшой пригорок. Однако взобраться на него, по всей видимости, рогатому несчастью было не суждено…

Глава 4

— Через день Архип переправил меня в Лаосен, а сам, сославшись на неотложные дела, вернулся в Таолинь. Поскольку в Лаосене часовой пояс смещен, я вместо дня окунулась сразу в вечер, и ничего более умного не нашла как сразу лечь спать, дабы избежать расспросов противной бабки. У нее в доме, ты меня, собственно, и нашел… — закончила я рассказ и перевела взгляд на ангела.

Тот заворожено глядел сквозь меня, изредка хлопая глазами и судорожно сглатывая.

— Что-то не так? — встревожилась я. — Чего ты на меня так уставился?

— Ты все-таки маг… — обреченно выдохнул Эммануил. — А я так надеялся…

— На что? Да и не маг я никакой, ни одного заклинания в жизни не знала…

Глава 5

В отличие от моего города в Таолине и Лаосене окончательно и бесповоротно обосновалось знойное лето. И если долгими ночами в Лаосене еще было прохладно, то днем солнце пекло немилосердно, радостно сияя на безоблачном небе. Радовало лишь то, что Архип любезно предложив сменить мой зимний наряд на что-нибудь более подходящее сезону, откуда-то притащил охапку женских вещичек, состоящую в основном из штанов и футболок, якобы оставшихся от некогда гостившей дальней родственницы. Вещи казались абсолютно новыми, более того идеально подходили мне по размеру, посему в сомнительную историю с забывчивой родней верилось с трудом. Но обижать и более того злить подозрениями старого мага не хотелось, а посему я прекратила расспросы, тепло поблагодарив за подарок.

Решившись все ж таки позагорать, я, под удивленные взгляды ангела (по всей видимости Раю, в отличие от Земли, такое бесцельное времяпрепровождение и не снилось), закатала футболку до груди, скинула обувь и, проклиная себя за то, что не взяла с собой шорты, как можно выше завернула штанины. Наконец, приготовления были закончены, и я с удовольствием растянулась на траве, подставляя лицо горячим лучам и чувствуя, как мысли медленно плавятся на солнце вместе с окружающей обстановкой. Уже проваливаясь в сладкую дрему, я запоздало подумала о том, что обязательно обгорю, но бороться со сном уже не было сил…

Когда я открыла глаза, солнце уже клонилось к вечеру. Я лежала в прохладной тени плакучей ивы. Рядом, тоскливо и несколько опасливо глядя на меня, сидел Эммануил.

— Что-то не так? — подозрительно спросила я, потягиваясь и садясь на траве. — Почему ты на меня так странно смотришь?

— Да нет, — поспешил ответить смутившийся Хранитель, — Все в порядке, я просто задумался…