Колдун и Сыскарь

Евтушенко Алексей Анатольевич

Полна тайн земля Русская, и как же интересно на ней жить! Андрей Сыскарев по прозвищу Сыскарь, владелец и сотрудник детективного агентства «Поймаем.ру», искал по заданию клиента сбежавшую из Москвы девушку, а нашел совершенно неожиданно парочку волколаков, упыря, неупокоенный табор, его императорское величество Петра Алексеевича во плоти со товарищи и до кучи злобного колдуна-долгожителя, явно враждебно настроенного по отношению к населению России вообще и к нему, Андрею Сыскареву, в частности. Похмельный бред, скажете? Загулял, мол, новоявленный Шарапов на деревенском раздолье? А вот и нет. Без шуток, Сыскарь с радостью согласился бы на самое жестокое похмелье, только бы все перечисленное вправду оказалось бредом. Однако так просто подобные коллизии не разрешаются и загадки не разгадываются. Потому что полна тайн земля Русская…

Пролог

До священной рощи от Верхнего посада, где на самой окраине, за ручьём, обитал Велеслав, было около двух поприщ

[1]

. С хорошим лишком. Расстояние для человека, счёт зим которого без двух недотягивал до сотни, весьма приличное, но Самовит не беспокоился. Велеслав ходил этой дорогой тысячи раз. И в летний зной, и в зимние морозы, и в осеннюю, а также весеннюю распутицу. А старым волхв был всегда, сколько Самовит его помнил. И всегда Велеславу доставало силы. Для служения Велесу, всякой мужской работы и мужской же утехи. Включая любовную. Самовит точно знал, что вдова бондаря Путаря Любава, проживающая в Нижнем посаде, у реки, к волхву не только за благословением да жизненным советом бегала. Ох, не только. Значит, и на нынешнюю встречу силы у Велеслава найдутся. К тому же он сам позвал Самовита для серьёзного разговора. Да и на дворе — вторая половина травня, последнего месяца весны; дороги подсохли, и погода для прогулки самая подходящая.

Правда, не совсем понятно, зачем, чтобы поговорить, топать аж в священную рощу, но это уже дело Велеслава. Ему лучше знать. Он, Самовит, старому волхву всем обязан. Кровом, пищей, воспитанием. Силой и знанием, что, по сути, одно и то же. Не приюти двадцать два года назад Велеслав сироту-шестилетку, вряд ли бы Самовит стал тем, кем стал — одним из самых известных ведунов во всём княжестве, если не сказать больше. И точно — самым молодым. Что такое двадцать восемь зим для ведуна? Он ведь не дружинный воин, не ремесленник и не землепашец, у которых к этим годам давно и семья, и дети, и жизнь, считай, на две трети прожита. Хороший ведун и волхв обычно к тридцати пяти, а то и к сорока должные знания и силу набирает, никак не раньше. К слову, о семье. Семья Зоряны и сама она на днях, если уже не завтра, должны вернуться из Новгорода. Хватит тянуть, пора засылать сватов. Такого жениха, как он, им нигде не найти, а тех как бы случайных встреч с Зоряной у реки, на торжище и в иных местах и взглядов, которыми они обменивались, ему, ведуну, хватает, чтобы понять — девушка не будет против.

Перед глазами Самовита, словно наяву, выросла ладная фигура Зоряны в длинной — до тонких щиколоток — понёве

— О Зоряне думаешь? — неожиданно спросил Велеслав.

Вот всегда он так, ничего не скроешь. И без всяких чудес. По малейшим признакам мысли человека угадывает и поступки его наперёд знает. Волхв, одно слово.