Пока Земля спит

Евтушенко Алексей Анатольевич

Помните – желания иногда имеют свойство сбываться! Дементий Воробьев, двадцати пяти лет от роду, сотрудник провайдерской фирмы, давно хотел в корне изменить свою судьбу. Но он, разумеется, не предполагал, что невинный выезд на природу с целью попить пивка закончится встречей с инопланетным полицейским и вербовкой в ряды галактического Интерпола. Теперь Дементию предстояло покинуть Землю и внедриться в межпланетную банду похитителей сновидений, принять участие в кровавом противостоянии в системе Торгуна, раскрыть в себе массу неизвестных ранее талантов и встретить самую красивую… Впрочем, лучше читайте книгу!

Часть первая

Глава 1

– Меня зовут Дементий Сергеевич Воробьёв, мне двадцать пять лет, и на сегодняшний ясный день, мать его, я фактически готов бежать из собственной квартиры куда глаза глядят.

Я проговорил эту фразу, усевшись на пустующую скамейку во дворе дома, в котором родился и вырос.

Потом закурил и попытался осознать сказанное. Не только разумом, но и душой, сердцем и всем своим существом. Получилось легко. Да и с чего бы оно не получилось? Факты лежали передо мной во всей красе и прятаться никуда не собирались. Вон они факты – поднимись на третий этаж и войди в квартиру номер сто восемнадцать. Глаза б не смотрели.

Беременная третьим ребёнком сестра Лариска, её муж Коля-Николай-сиди-дома-не-гуляй, их дети, непохожие разнополые близнецы-шестилетки Иришка и Мишка и на закуску кот с французским именем Винсент.

А квартирка-то двухкомнатная. С кухней пять с половиной квадратных метров. Общая площадь – сорок два. И шансы на расширение-расселение в ближайшие несколько лет сопоставимы с шансами попасть с завязанными глазами из пистолета в бутылку на двадцати шагах.

Глава 2

На часы я не смотрел, но не думаю, что прошло больше пяти минут. Скорее всего, даже меньше. Скутер был хоть и в стороне, но совсем рядом, искать мне его не пришлось. Я взял банку пива из багажника под сиденьем, пачку сигарет и тут же вернулся. Однако изменения, которые произошли с раненым за это короткое время, оказались настолько кардинальными, что я поначалу, как это ни избито звучит, натурально не поверил своим глазам. Но поверить, в конечном счете, пришлось. А что бы вы сделали, если, находясь в трезвом – две банки пива не считаются – уме и твёрдой памяти, обнаружили, что оставленный лежать в лесу на пять минут человек принял вертикальное положение и… как бы это сказать… врос в землю?

Не знаю, почему я не убежал тогда. Чего было проще? Верный скутер – вот он, рядом и на ходу. Заводи, крути ручку на себя и поминай, как звали. Какая речка, какая стрельба, какой такой раненый? Не знаю, не был, не видел, сидел дома за компьютером, в игрушку играл, по Интернету шарился.

Но я не убежал. Думаю, любопытство победило страх. И ещё… ответственность, что ли. Я ведь фактически пообещал ему, что вернусь и помогу. А нарушать данное слово не в моих правилах.

Хотя испугался я здорово, это правда.

Да и кто бы не испугался.

Глава 3

Расклад был такой. Солнце на закате, полбака бензина и максимальная скорость сорок пять километров в час. Больше при такой нагрузке никак, всё-таки нас двое, а скутер у меня хоть и хороший, но рассчитан, в принципе, на одного человека. Вдвоём – это на крайний случай и, желательно, не очень долго.

Крайний случай – вот он, прямо сейчас и проистекает, а насчёт долго… Я не помнил точного расстояния до села Гратово, и карты у меня с собой, разумеется, не было.

Приблизительно километров двадцать. Ну, двадцать пять. Полчаса ходу, если ничего не помешает. Дай бог и тьфу-тьфу не сглазить.

– Что там у тебя в Гратове? – спросил я через плечо. – Космический корабль?

– Не в самом Гратове. Рядом. Как ты догадался?

Глава 4

Всё происходящее напомнило мне то ли какое-то полузабытое фантастическое кино шестидесятых годов прошлого века, то ли впечатления от книги того же времени и жанра. Причём не наших авторов. Смесь Голливуда и Хайнлайна.

«Луна, – думал я, шагая вслед за Марком и стараясь на ходу приноровиться к другой силе тяжести, что было совсем непросто: тело, с рождения привыкшее жить на Земле, не желало автоматически принимать новые условия. – Спутник Земли. Другая планета, ёжик в тумане. Это надо же. Посмотреть бы хоть одним глазком…»

Я как раз примерился задать соответствующий вопрос, когда недлинный коридор закончился, дверь перед нами бесшумно ушла в стену, и мы, как мне показалось в первое мгновение, шагнули прямо под чёрное небо Луны, в котором с совершенно естественным видом сияли бесчисленные звёзды и висела Земля в три четверти, освещая отражённым солнечным светом мертвенные скалы на горизонте и лунную пыль с торчащими из неё камнями различной формы и величины.

Уже через секунду я сообразил, что это круглый в плане зал, то ли накрытый прозрачным куполом, то ли огороженный со всех сторон неким сплошным обзорным экраном, работающим в режиме онлайн

[1]

. Нет, вру, не сплошным. Пять расположенных по периметру арочных дверей, словно бы ведущих непосредственно в лунный пейзаж, сигнализировали моему почти обманутому сознанию о том, что всё нормально, я нахожусь в помещении, где поддерживается комфортная для моей жизнедеятельности температура и есть пригодный для дыхания воздух.

Глава 5

Неожиданное предложение. Это, если сказать мягко и быстро. Не задумываясь об оригинальности и образности формулировки. То есть штампованно. Ну, штампованно так штампованно, не до оттачивания стиля мышления сейчас. Ишь ты, ёжик в тумане, поработать на них… Интересно, что он имеет в виду? Банальный шпионаж? Вряд ли. Нет, здесь уместно не сомнение, а явное отрицание. Какой, на хрен, шпионаж с их техническим превосходством и умением принимать идеальный человеческий облик? Они и сами шпионы – лучше некуда. Да и какой с меня прок, как со шпиона? Что я могу? Смешно. Хотя, как понимать слово «шпионаж»… А лучше всего и вовсе это словцо исключить временно из лексикона. Потому как я хоть и не лингвист, но понимаю, что отдаёт словечко Уголовным кодексом. Стоп-стоп. Какой ещё Уголовный кодекс, Дёма, ты что? Шпионаж – это по-любому преступление против отечества в пользу иного государства. Насколько я понимаю, инопланетян представителями другого государства считать нельзя. Или можно? Наверное, всё-таки нельзя. Для этого их нужно признать… как это… физическими лицами. То есть людьми. Хомо сапиенсами. А это, думаю, проблематично. Или нет? Чёрт, не юрист я совсем. Да и вообще, не о том думаю. Всё-таки плохо, что у них здесь нельзя курить. Самое время сейчас выкурить сигаретку. Эх, давно ведь хотел бросить, да так и не собрался. Может, и в самом деле пора? А что. Вот вернусь на Землю и брошу. В конце концов, жизнь моя, чувствую, меняется кардинально, так почему бы не поменять и эту её не самую полезную составляющую?

Я вытащил пачку, достал сигарету, понюхал её, сунул обратно, положил пачку на стол, взял стакан, отхлебнул.

– Что за работа? – спросил с нарочитой небрежностью.

– Не шпионаж, – сказал Марк, – не волнуйся.

– Ты что, мысли читаешь, лирулла? Предупреждать надо, вообще-то.

Часть вторая

Глава 1

Ко времени прибытия на Торгун я думал, что более-менее подготовлен к встрече с ним.

А что? Языком каравос Раво – спасибо специальным обучающим программам, буквально за минуты впихивающим в мозг такие объёмы информации, на которые при обычном способе получения знаний уходят часы, я овладел на уровне достаточном, чтобы понять сказанное или прочесть написанное. И, соответственно, ответить устно или письменно. Участвовать в философском споре мне было явно рановато, но общаться с кем угодно, не чувствуя себя неучем из убогой галактической провинции, я мог вполне. То есть надеялся, что могу.

Но оказалось, что подготовиться ко встрече с Торгуном невозможно. Как невозможно, к примеру, подготовиться к встрече с радугой, вспыхнувшей на небе после затяжного ливня.

Тебе известно, что радуга бывает. Но всякий раз её появление – это полная неожиданность и детский восторг.

А теперь представьте себе человека, которому раньше показывали радугу лишь на фото или видео, и вот он узрел её впервые по-настоящему. Стоит такой человек, открыв рот и задрав голову, и с места не может сдвинуться от восхищения.

Глава 2

Лера.

Моя чудесная всезнающая компьютерная программа, спрятанная в микнсе, что висит у меня на груди. Копия – не копия, но похожи они с Эйшей чертовски.

Даже странно, как это я сразу не понял. Наверное, сказывается то, что ни разу не общался с Лерой за всё время полёта. Как-никак одиннадцать суток. Хотя, может быть, дело не столько в разлуке, сколько в разности восприятия. Всё-таки, несмотря на высочайшее качество исполнения, я всегда знал, что Лера – не более чем продукт инопланетных цифровых технологий. И воспринимал её соответственно. А Эйша – живой человек. Пусть и тоже инопланетный. До неё можно дотронуться (ладно не прямо сейчас, но тем не менее), она пахнет (лёгкий ветерок дует в мою сторону и доносит запах чистого молодого тела) и, наверное, если её поцеловать…

– Что? – я вдруг понял, что Эльгожо только что каким-то образом представил меня и даже, кажется, о чём-то спросил, но его слова прошли мимо моих ушей. – Извините, гваро Эльгожо, в голове словно позванивает время от времени. Наверное, с дороги. Не привык я пока к таким путешествиям, – пришлось соврать на ходу и для убедительности потереть лоб ладонью, смущённо при этом улыбнувшись.

Кажется, вышло убедительно.

Глава 3

Признаться, в этот момент я впервые за всё время моего знакомства с представителями инопланетных цивилизаций испугался по-настоящему.

Нет, колючий холодок страха щекотал мои нервы и во время гонки на скутере, когда бандитские пули чуть не отправили нас с лируллийцем Марком каждого к своему богу (или обоих к одному, не знаю, как на ТОМ свете всё устроено); и когда меня прижали в тёмном переулке и заставили сесть в чёрный джип неизвестные люди; и в момент погрузки на челнок каравос Раво – шаг в люк, и обратной дороги уже нет, а впереди полная неизвестность.

Было, было.

Но не шло ни в какое сравнение с тем, что испытали мои нервы теперь.

И это я ещё не видел главу клана Ружебо гваро Бельядо Ружебо. Только слышал. Однако хватило и голоса.

Глава 4

– Ходу, ходу, ходу! – как, помнится, сипел многократно сорванным голосом сержант-контрактник Науменко, подгоняя нас во время разведрейда по тылам условного противника.

– Гоу, гоу, гоу! – как вечно орут киногерои голливудских боевиков.

Если бы ещё быстро приноровиться к слабому притяжению и знать, куда именно «ходу» и «гоу», было бы совсем хорошо. Ладно, не до этого сейчас. Унести бы ноги подальше, а там разберёмся. Спасибо вам, каравос Раво, за любовь к флоре. В таких джунглях бегать трудно, а прятаться от преследователей легко. Надеюсь.

– Куда мы? – окликает сзади Эйша.

– Не знаю, – отвечаю на бегу.

Глава 5

Мои догадки подтвердились полностью. Как рассказала Эйша, это было разбитое прямыми попаданиями двухуровневое фортификационное сооружение типа дота времён последней серьёзной войны.

Тогда объединённые Вооружённые силы Галактического Содружества окончательно разгромили остатки вольных космических пиратов каравос Раво и силой привели Торгун к относительному законопослушанию. В рамках того же Галактического Содружества, ясен день. Насколько я успел выяснить из исторических справок, крови пролилось немало, убитых с обеих сторон насчитывалось десятки тысяч, и боевые действия велись не только в космосе, но и на астероидах Торгуна. Особенно входящих в Систему. И, уж конечно, на Большом Торгуне. А как же иначе? Мало завоевать господство в космосе, если у врага имеется крепкая база на планете. Хочешь окончательной и безусловной победы – высаживай десант, и пусть он разбирается. Окончательно и безусловно. Ещё американский писатель-фантаст Роберт Хайнлайн отметил данное обстоятельство в своём «Звёздном десанте» и, надо сказать, отметил абсолютно справедливо.

Как бы там ни было, но именно после этой войны, случившейся двести пятьдесят четыре года назад по земным календарям, межзвёздная раса скитальцев и бандитов каравос Раво стала обращать внимание на то, что в обитаемой Вселенной существуют и относительно бескровные способы обогащения. И не только потому, что её к этому принудили военной силой. Психология восприятия мира изменилась. Грубо говоря, до многих дошло, что с помощью честной торговли и не менее честной контрабанды можно заработать гораздо больше, нежели пиратством и прямым обманом и грабежом. К тому же как раз в тот период цивилизации, составившие Галактическое Содружество, пришли в расчетах между собой к единой валюте – крёзу, который обеспечивался не золотом или любым другим драгоценным металлом и вообще ничем, так сказать, грубо-материальным, а произведённой энергией. Что тоже заставило многих, и каравос Раво в том числе, иначе взглянуть на свой бизнес и внести соответствующие коррективы.

Кстати о крёзе. Помню, когда я узнал название галактической валюты, то хмыкнул и полез чесать в затылке. Ибо уж больно совпадение интересное – имя лидийского царя, чьё богатство вошло в поговорку, и название общегалактической валюты на инопланетном языке, носители которого не посещали Землю до последнего времени.

Правда, последнее утверждение нуждалось в серьёзной проверке, ибо было у меня подозрение, что это не так. Основанное как раз на этимологии – слишком некоторые слова языка каравос Раво напоминали земные. Из разных языков, но тем не менее. Взять, например, то же «здар» – звезда. Практически английское «стар» (star), означающее то же самое, верно? Ну и многие другие, долго рассказывать. Помнится, я ещё в звездолёте отметил для себя, что неплохо бы в этом вопросе разобраться, но потом на что-то отвлёкся, да так руки с головой и не дошли. Ничего, будем живы – разберёмся. Остаться в живых – вот что стоит нынче на повестке дня первым номером.