Собрание сочинений. В 4-х т. Т.3. Парии человечества

Жаколио Луи

I

Пария

СУЩЕСТВОВАНИЕ ПАРИЕВ В ИНДИИ — это книга, окутанная тайнами, прочесть которую никто еще не дал себе труда. Установили, что эти отбросы брахманистского общества влачат свое существование в глубоком унижении, наука порешила, что Чандала, т. е. человек вне касты, совсем не достоин ее внимания, что его жизнь, полная отчуждения и страданий, не стоит того, чтобы быть предметом изучения. Но история человечества не должна иметь белых страниц, и это кажущееся равнодушие или забвение объясняется только трудностями, притом нередко непреодолимыми, с которыми соединено изучение париев.

Письменные свидетельства по этой теме отсутствуют. Понятно, что ученые знатоки Индии, большинство которых и не покидало Европы, не имея перед собой письменных документов по данному предмету, не могут ничего и говорить о нем. Следовательно, все, что только возможно сказать о париях, должно быть почерпнуто в устных преданиях.

Но к этим преданиям нельзя прибегать в больших городах Индии, где пария живет на глазах у европейца, пользуется относительным покоем и забывает обычаи своих предков, заменяя их в гражданском и религиозном быту обычаями других каст, которые хотя против этого и протестуют, но не могут с этим бороться с тех пор, как брахманизм утратил свое господство. И для того, чтобы изучить странные нравы, плоды векового притеснения, которое брахманы применяют к париям без малейшей помехи и против которого Англия не осмелилась ничего предпринять из-за страха поднять против себя все индусские касты, надо проникнуть в глубь страны, странствовать по лесам и джунглям, жить целые месяцы в селениях париев, в отдалении от всех центров цивилизации, вечно борясь с тем отвращением, которое внушает их вонючие жилища и ни с чем не сравнимая безнравственность их обитателей; надо выдержать этот ужасный климат болотистых местностей Индии, куда вынуждены были скрываться эти отверженные, для того чтобы соединяться в общественные группы, на что закон не дает им права; надо, наконец тесно освоится хоть с некоторыми языками, на которых они говорят: тамила, телинга, канара, ульгу и т. д. Предрассудки, которые обрушились на парию, пустили такие глубокие корни, что тот, кто пожелал бы их разрушить, должен предвидеть самое ужаснейшее возмущение, какое было занесено на страницы истории. Полтораста миллионов людей поднялись бы как один человек и пошли бы на смерть со всем равнодушием фатализма в тот самый день, когда издан был бы указ об уничтожении касты. Такое средство никуда не годится, и им невозможно ввести париев в общий круг общественной жизни. В Индии насчитывается до сорока миллионов этих отверженных. Уже эта цифра показывает, что наука должна была бы проникнуться интересом к умственному и нравственному состоянию этого народа, который где-то в отдаленном уголке земного шара живет среди других людей, внушая им не больше интереса, чем шакал или гиена. Мы долго колебались, прежде чем приняли решение начертать мрачную картину этих терзаний, этих ужасов, которые приводят в трепет разум, и этих противоестественных пороков, в которых резюмируется положение индусского чандалы. Но нам подумалось, что подобно тому, как бывает полезно вскрыть язву для того, чтобы ее вылечить, столь же полезно может быть и вскрытие общественных язв, хотя бы для того, чтобы внушить желание исцелить их. Мы действовали так же, как действует физиолог, производя вскрытие, и наше перо, как скальпель, не отступало перед ужасом истины.

II

Песнь парий

В ТОЙ ТАИНСТВЕННОЙ, ПЕЧАЛЬНОЙ ДРАМЕ, которая разыгрывается на земле уже сотни столетий, есть одна роль, для которой никогда не было недостатка в исполнителях, — это роль угнетенного, раба, отверженного, парии. Сколько раз мне случалось видеть бедного индуса, которому жреческое господство брахманов отказывало в человеческом достоинстве, который шатающейся поступью пробирался по глухой тропинке, отыскивая себе в пищу какие-нибудь отбросы, из-за которых ему приходилось вступать в драку с шакалами и гиенами. Будь он болен, погибай от голода, никогда ни одна дверь не отворится перед ним. Дети его родятся посреди джунглей; тело его гниет в глухих углах, потому что он не имеет права на обычное погребение. Притеснение, которому деспотизм жреца подвергать всю его расу, простирается на него даже за гробом.

Среди париев, несмотря на всю их ужасающую приниженность, однажды народился крупный поэт, носивший имя Тируваллува. Этот вдохновенный поэт изобразил вековые страдания своих сородичей в следующих строфах:

«Нужды нет, что Сурья (солнце) продолжает в небесных пространствах свой вечный бег, что он плотными снопами своих лучей, которых не в состоянии вынести глаз, освещает землю.

Небо и земля, вы видите, что мы такое.

Что нам за дело, что три божества создают, сохраняют и преображают вселенную. Не для нас блистают они во славе своей.