Грибник

Железнов Свенельд

Дед Гаврила шёл по лесной дороге не спеша. Возраст уже не тот, чтобы носиться сломя голову. Поторопишься, запнёшься за корень, упадёшь и уже можешь не встать. Старые кости легко ломаются, трудно срастаются. О бок деда хлопала потёртая кожаная сумка. С последней войны не расставался он с ней, с тех самых пор, как впервые стал работать почтальоном.

Работа на сельской почте — дело ответственное и сложное. Трудности подстерегают как при доставке корреспонденции (попробуй погуляй десяток километров в ливень или пургу), так и при её вручении. Люди — они разные, да и письма приходят не всегда добрые. Первым на кого изливают боль и печаль — почтальон. Бывает, правда, что делятся радостью. Но такое случается, значительно реже.

Шагать по лесу для деда Гаврилы было привычно, а нынче, в солнечные октябрьские дни, даже приятно. Стройные сосны отливали багрянцем, белые березки шуршали золотистой листвой, между ветвей носились разноцветные птицы, наполняя гомоном высь.

Что-то метнулось в зарослях бузины. «Должно быть, глухарь», — подумал дед Гаврила и продолжил путь. Ему оставалось пройти до Козина каких-то пару километров, когда он решил передохнуть. Благо, у дороги виднелся удобный пень, ещё не сгнивший и не поросший мхом. Сидя, дед Гаврила достал из кармана бумажку и махорку. Привычными движениями он соорудил самокрутку и запалил её от тонкой спички.