Дилвиш Проклятый

Желязны Роджер

Его зовут Дилвиш Проклятый. Он сумел бежать из самого ада после продолжавшихся два столетия пыток. Большинство людей, которых он знал, уже умерли, да и мир изменился. Однако по-прежнему среди живых остается тот, кто обрек его на муки, кто проклял его, – древний чародей Джеллерак. Теперь Дилвиш живет только ради мщения, ибо призыв исполнить старинный долг уже прозвучал.

ПУТЕШЕСТВИЕ В ДИЛФАР

Когда Дилвиш Проклятый выехал из Портаройа, его пробовали остановить в Куаране, а потом в Тугадо и еще в Маестаре, Мукаре и Билдеше. Пять всадников преграждали ему путь в Дилфар, и когда конь одного из них выдыхался, новый всадник на свежей лошади сменял его. Но никто не мог состязаться с Блэком – стальным конем, которого, как говорят, Полководец Востока выменял на часть своей души.

День и ночь скакал Дилвиш, избегая встреч с армиями Лулиша – Полководца Запада. Люди Дилвиша навеки полегли в холмистых равнинах Портаройа.

Когда Дилвиш увидел, что он – последний воин войска Портаройа, оставшийся на поле битвы, он подозвал Блэка, вскочил в седло, которое было частью коня, и с криком рванулся к спасению. Блестящие копыта Блэка пробили дорогу через строй копейщиков. Их пики, звеня, разлетались в стороны, словно пшеничные стебли, когда металлические наконечники ударялись о шкуру цвета полуночи.

– В Дилфар! – закричал всадник, и Блэк, повернув направо, понесся по склону утеса, где могли скакать лишь горные козлы.

Когда они проезжали мимо Куарана, Блэк, повернув голову, сказал своему хозяину:

ПЕСНЯ ТЕЛИНДЫ

Вечером на противоположном склоне холма под огромной, золотистой луной пела Телинда.

В высоком призрачном зале Каер Деваш, окруженном соснами и отражениями, играющими далеко внизу у подножия утесов в серебряной реке, услышала Мил-дин голос дочери, слова ее песни:

Милдин вздрогнула и взяла мерцающий плащ-оборотень (ведь она была Госпожой Ковена), набросила его на свои плечи и застегнула дымчатым Камнем Луны. Теперь она стала серебристо-серой птицей и, вылетев через окно, оказалась над Денешем.

Она пролетела над холмом туда, где, глядя на юг, стояла Телинда. Присев на нижнюю ветвь ближайшего дерева, проговорила: