Князь света

Желязны Роджер

Коротка и тяжела жизнь человека, и на всем ее протяжении обязан он нести ярмо, тяжким трудом зарабатывая себе на кусок хлеба. Непосильные заботы старят его раньше времени, палящие лучи солнца сжигают кожу, а тучи насекомых из джунглей неустанно сосут кровь. Но бойся убивать их – не исключено, что в один прекрасный день ты окажешься на их месте. Во всяком случае, так вполне могут решить следящие за твоей кармой ее Повелители. Муха или собака, обезьяна или лягушка – любое тело ты можешь заслужить, если твоя жизнь отклонится от канонов, заповеданных богами. И нет способа избежать неотвратимого наказания, кроме, быть может, одного – умереть Истинной Смертью.

Впрочем, не все так плохо. Если ты прожил все эти годы законопослушно и богобоязненно, после смерти тебе предоставят новое тело – молодое и сильное, здоровое и красивое и, возможно, даже приблизят к самим богам, призвав служить в райские сады – места их проживания. И там тебе обязательно выпадет счастливая возможность увидеть, как принимают они свою истинную Форму и обретают свой Атрибут. Могучий Брахма, Повелитель богов, прекрасная Кали, богиня разрушения, грозный Яма, бог смерти, сладкоголосый Вишну, повелитель музыки и песен, – они все там, и в один прекрасный день на тебя наверняка упадет их благосклонный взгляд.

И только горстка отщепенцев недовольна этим миром. Во главе их стоит неугомонный Сиддхарта, Махасаматман, мятежный Бич Демонов, предпочитающий имя Сэм еще с тех пор, как входил в экипаж разбившегося на этой странной планете, забытой всеми богами мира, пассажирского лайнера. Сэм, один из Первых, гроза безжалостных демонов-ракшасов, пожирающих души и порабощающих тела, Сэм, чьим Атрибутом является способность обуздывать электромагнитные поля любой природы. Впрочем, про корабль помнят разве что сами Первые – экипаж и пассажиры этого корабля, чудом выжившие после катастрофы и в процессе бесконечных возрождений обретших уникальные способности. Для всех прочих этот мир – лучший и единственный, и упаси их Брахма хотя бы немного усомниться в этом. А потому и верят люди, что не было никакого Махасаматмана, и Будда – лишь воплощение великого Вишну, неправильно понятого излишне рьяными сторонниками, и вращаются за монетку молитвенные машины, вознося к небесам неслышимые молитвы и засчитывая жертвователю дополнительные очки на Возрождение...

I

Его последователи звали его Махасаматман и утверждали, что он бог. Он, однако, предпочитал опускать громкие Маха– и -атман и звал себя просто – Сэм. Никогда не провозглашал он себя богом. С другой стороны, и не отказывался от этого. В сложившихся условиях ни то, ни другое не сулило ему никакой выгоды. Чего не скажешь о молчании…

И вот тайна служила ему покровом.

Был сезон дождей…

Самый влажный период года…

II

День уже перевалил за середину, когда в рассветную столицу по широкой улице Сурьи въезжал князь. Свита из сотни всадников теснилась за его белой кобылой, по левую руку от него скакал советник Стрейк, сабля покоилась в ножнах, на спинах вьючных лошадей покачивались тюки с его богатствами.

Зной обрушивался на тюрбаны, стекал по телам воинов на землю и вновь отражался от нее.

Навстречу им медленно ползла повозка, возница ее покосился на стяг, который нес старший в свите; куртизанка глядела на улицу, облокотясь о резную дверь своего павильона; свора дворняг захлебывалась от лая, стараясь не попасть под копыта лошадей.

Князь был высок ростом. Его усы цветом напоминали дым. Темные, как кофе, руки бороздили набухшие вены. Но держался он еще очень прямо, а ясные, завораживающие глаза его походили на глаза древней птицы.