Страж перевала. Книга первая

Жгулёв Пётр

Жгулёв Пётр

Страж перевала. Книга первая

Пролог

Дарий Первый, прозванный в народе Милосердным, полновластный повелитель Империи Рун, потомок восьми демиургов, тот, чьи титулы столь же бесконечны как и его величие, находился на поле боя лично. Не в гуще битвы конечно, а позади армии, на высоком холме и в окружении сотен телохранителей и магов. Достаточно близко для того чтобы насладиться грядущей победой и достаточно далеко от непосредственной опасности, чтобы действительно рисковать случайно погибнуть. Присутствие сюзерена должно было вдохновить армию перед тяжелой битвой.

Здесь же неподалеку расположилась и свита. Пользы от толпы придворных в битве не предполагалось, хотя многие из них выставили свои отряды. Те кто мог и хотел уже находились на поле боя, демонстрируя доблесть и верность. Здесь же остались мужи в годах, многие имели солидный живот, двойной и даже тройной подбородок. И хотя большинство щеголяли роскошным оружием и парадными доспехами, но мало кто справился бы даже с одним орком. Среди гвардейцев и боевых магов они смотрелись чуждо и сами это понимали. В конечном итоге именно ум и хитрость помогли многим из них добиться своего положения и не сгинуть в борьбе.

И именно поэтому они не решились оставить императора одного. Слишком опасно. Кто знает, не нашепчут ли чего недоброжелатели? Не заметит ли сюзерен отсутствие? Вот если бы их повелитель сам остался в столице… Но ожидать этого было бы глупо. Император был молод — всего шесть десятков лет, не возраст для мага, а молодости свойственна горячность и самонадеянность. Она не способна тихо наслаждаться жизнью, проводя время в пирах, или услаждая слух музыкой, а глаза — танцами молоденьких девушек. Кровь кипит в жилах заставляя рисковать ради призрачных целей, а чтобы внимать гласу мудрости нужно преодолеть соблазны молодости. Хоть не дело императору рисковать своей божественной сущностью, но и верным слугам не стоит оспаривать уже принятое господином решение. Глупец, спорящий слишком упорно, рискует впасть в немилость.

Звуки боя раздавались уже давно. Две огромных армии решали судьбу народов. Император молча наблюдал за ровными рядами легионов и ордами орков. Прошли те времена когда дикари бросались на копья по одному, теперь и они используют строй. И это весьма прискорбно.

Магические щиты, выставленные над полем боя, принимали редкие удары враждебных шаманов. По больше части атаки проходили впустую, лишь иногда возникал пробой и десяток-другой солдат умирали. У орков неудачи случались чаще — шаманы редко вступают в прямое противостояние. Где им спорить с боевыми магами империи?