Жизнелюбие. Практическая система возвращения к Жизни

Жикаренцев Владимир Васильевич

Ежедневно, ежеминутно мы с помощью своего ума создаем вокруг себя свой собственный мир, собственную реальность. Так мы создаем свою судьбу.

Автор исследует материю ума, показывает его строение, свойства и законы, по которым он функционирует внутри человека и снаружи.

Жизнь становится легкой, когда мы даем себе шанс остановиться и начать смотреть вокруг и внутрь себя…

БЛАГОДАРНОСТИ

Народ России это – россы. Любовь и благодарность к вам живёт в моём сердце. Я всегда чувствую вашу поддержку и по мере сил стараюсь выполнить ваш заказ. Спасибо.

Я посвящаю эту книгу вам, россы, и желаю, чтобы Правда и Жизнь поскорее вернулись в Россию. Это уже происходит.

Тема данной книги – Жизнелюбие. В самом этом названии скрыты радость, движение, наслаждение жизнью, прорыв. Тема радостная, будоражащая и многообещающая, такая, что душа рвётся сейчас же понять и овладеть предлагаемым счастьем. Однако начнём мы с достаточно нудных вещей. Что поделаешь, если мы не определим, на что нам опираться, то не сможем эффективно и быстро продвигаться вперёд.

Слово «философия» переводится с греческого как «любовь к мудрости» – что это такое, непонятно, неизвестны и механизмы, по которым действует. Можно любить кошек, собак, прогулки – ну любишь и люби себе на здоровье. В нашем языке слово «любовь» ассоциируется с наличием глубоких чувств и неким действием, направленными на конкретное лицо или предмет, которые находятся от вас на некотором расстоянии. Поэтому философия как любовь к мудрости означает стремление к мудрости – к мудрости, которая, как заранее определено, находится вне человека, на каком-то расстоянии от него, да ещё и представляет собой нечто неопределённое, потому что никто не может определить точно, что такое мудрость.

Если бы мы определяли философию как единство с мудростью, поскольку любовь и единство – это одно и то же, тогда философия и, главное, философы весьма подняли бы свой авторитет в глазах простых людей. Потому что в этом определении содержится призыв к вполне понятному действию, ведущему к вполне определённым последствиям. В этом случае осталось бы только определить, что такое мудрость, и можно было бы смело идти на воссоединение с ней. Ну а пока философы лично на меня не производят впечатление мудрых людей; умных – да, иногда производят, но не мудрых.