На серебряной планете

Жулавский Ежи

Роман “На серебряной планете” большинству читателей сейчас, на заре космической эры, вначале наверняка покажется старомодным и по уровню “технических чудес” и по стилю, слишком экспрессивному, на наш вкус. Думает, однако, что это первоначальное ощущение дистанции постепенно сменится живым интересом к роману.

 Роман “На серебряной планете” большинству читателей сейчас, на заре космической эры, вначале наверняка покажется старомодным и по уровню “технических чудес” и по стилю, слишком экспрессивному, на наш вкус. Думает, однако, что это первоначальное ощущение дистанции постепенно сменится живым интересом к роману.

От переводчиков

Предлагать современному читателю фантастический роман, написанный в начале века, - затея, безусловно, рискованная. «Моральная амортизация» в области фантастики наступает примерно так же быстро, как и в кино. Уцелевает очень немногое. Не стареют фильмы Чарльза Чаплина и Сергея Эйзенштейна, но большинство «рядовых», даже хороших фильмов двадцатых годов сохраняет для нас лишь исторический интерес. Не стареют романы Уэллса, написанные на рубеже веков, а многие произведения научной фантастики, впервые вышедшие в свет в сороковых-пятидесятых годах нашего века, давно уже выглядят наивными, безнадежно устаревшими.

Роман «На серебряной планете», писавшийся почти семьдесят лет назад, большинству читателей сейчас, на заре космической эры, вначале наверняка покажется старомодным и по уровню «технических чудес» (разве можно сравнить «снаряд-вагон», описанный Жулавским, с современными космическими кораблями!), и по стилю, слишком экспрессивному, на наш вкус. Думается, однако, что это первоначальное ощущение дистанции постепенно сменится живым интересом к роману.

В чем же истинная, непреходящая ценность романа Жулавского, что помогает ему сохранять действенность и жизнеспособность в столь солидном (по меркам фантастики) возрасте?

На это мы постараемся ответить.